Книги Виктор Пелевин читать онлайн

Загрузка...
Название: Пэ в Пятой
Автор:
Виктор Пелевин
Рейтинг:
4.875
Описание: Виктор Пелевин. Пэ в Пятой     Зал поющих кариатид   Лена пришла на прослушивание за два часа до назначенного срока, но все равно оказалась в очереди девятой. Девушки, собравшиеся в небольшом холле — среди желтой кожи, стекла, хрома и винтажных голливудских плакатов, украшавших стены вместо картин, — заметно нервничали. Лена тоже. Девушки исчезали за дверью из матового стекла с интервалом примерно в четверть часа, потом выныривали и шли к выходу. По их лицам нич
Название: Числа
Автор:
Виктор Пелевин
Рейтинг:
4.272725
Описание: Виктор Пелевин. Числа     Зигмунду Фрейду и Феликсу Дзержинскому   Окнов: Нет, пустите!… Пустите! Пусти… Вот, что я хотел сделать! Стрючков и Мотыльков: Какой ужас! Окнов: Ха-ха-ха! Мотыльков: А где же Козлов? Стрючков: Он уполз в кусты.   Даниил Хирмс   I   Идея заключить с семеркой пакт созрела у Степы Михайлова тогда, когда он начинал понемногу читать и задумываться о различиях между полами. Первые формы этого альянса были примитивными. Ст
Автор:
Виктор Пелевин
Рейтинг:
4.088235
Описание: Виктор Пелевин. Священная книга оборотня     Комментарий эксперта   Настоящий текст, известный также под названием «А Хули», является неумелой литературной подделкой, изготовленной неизвестным автором в первой четверти XXI века. Большинство экспертов согласны, что интересна не сама эта рукопись, а тот метод, которым она была заброшена в мир. Текстовый файл, озаглавленный «А Хули», якобы находился на хард-диске портативного компьютера, обнаруженного при &laqu
Название: Желтая стрела
Автор:
Виктор Пелевин
Рейтинг:
3.666665
Описание: Виктор Пелевин. Желтая стрела     ЖЕЛТАЯ СТРЕЛА     12     Андрея разбудил обычный утренний шум - бодрые разговоры в туалетной очереди, уже заполнившей коридор, отчаянный детский плач за тонкой стенкой и близкий храп. Несколько минут он пытался бороться с наступающим днем, но тут заработало радио. Заиграла музыка - ее, казалось, переливали в эфир из какой-то огромной общепитовской кастрюли. - Самое главное, - сказал невидимый динамик совсем рядом с г
Название: Омон Ра
Автор:
Виктор Пелевин
Рейтинг:
3.52941
Описание: Виктор Пелевин. Омон Ра     Героям Советского Космоса   1   Омон – имя не особо частое и, может, не самое лучшее, какое бывает. Меня так назвал отец, который всю свою жизнь проработал в милиции и хотел, чтобы я тоже стал милиционером. – Пойми, Омка, – часто говорил он мне, выпив, – пойдешь в милицию – так с таким именем, да еще если в партию вступишь… Хоть отцу и приходилось иногда стрелять в людей, он был человек незлой души,
Автор:
Виктор Пелевин
Рейтинг:
3.09524
Описание: Виктор Пелевин. Ананасная вода для прекрасной дамы     Часть I БОГИ И МЕХАНИЗМЫ     Автор не обязательно разделяет религиозные, метафизические, политические, эстетические, национальные, фармакологические и прочие оценки и мнения, высказываемые персонажами книги, ее лирическими героями и фигурами рассказчиков.     Операция «Burning Вush»   I’m the little jew who wrote the Bible. Leonard Cohen   Чтобы вы знали, меня зовут Сем
Название: Empire V
Автор:
Виктор Пелевин
Рейтинг:
3.59091
Описание: Виктор Пелевин. Empire V     Паровоз мудро устроен, но он этого не сознает, и какая цель была бы устроить паровоз, если бы на нем не было машиниста? О. Митрофан Сребрянский   БРАМА   Когда я пришел в себя, вокруг была большая комната, обставленная старинной мебелью. Обстановка была, пожалуй, даже антикварная - покрытый резными звездами зеркальный шкаф, причудливый секретер, два полотна с обнаженной натурой и маленькая картина с конным Наполеоном в боевом дыму. Одну стену з
Название: Чапаев и Пустота
Автор:
Виктор Пелевин
Рейтинг:
4.25
Описание: Виктор Пелевин. Чапаев и Пустота        Глядя
Название: Принц Госплана
Автор:
Виктор Пелевин
Рейтинг:
3.444445
Описание: Виктор Пелевин. Принц Госплана    Loading... &nb
Название: Жизнь насекомых
Автор:
Виктор Пелевин
Рейтинг:
4.18182
Описание: Виктор Пелевин. Жизнь насекомых         &
Автор:
Виктор Пелевин
Рейтинг:
3.962965
Описание: Виктор Пелевин. Диалектика Переходного Периода из Ниоткуда в Никуда  &
Название: Generation "П"
Автор:
Виктор Пелевин
Рейтинг:
4.36
Описание: Виктор Пелевин. Generation "П" ПАМЯТИ СРЕДНЕГО КЛАССА
Загрузка...

Биография

ФИО: Виктор Пелевин

Виктор Олегович Пелевин (род. 22 ноября 1962, Москва) — современный российский писатель.

Родился в Москве 22 ноября 1962 года. В 1979 году окончил московскую среднюю английскую спецшколу № 31 (сейчас гимназия им. Капцовых № 1520). Эта школа находилась в центре Москвы, на улице Станиславского (теперь Леонтьевский переулок), считалась престижной, там же работала завучем и преподавателем английского языка мать Виктора — Ефремова Зинаида Семёновна. Его отец, Олег Анатольевич, тоже работал преподавателем — на военной кафедре в МГТУ им. Баумана. В 1985 году окончил Московский энергетический институт по специальности электромеханик, учился в Литинституте, но был отчислен. Несколько лет являлся сотрудником журнала «Наука и религия», где готовил публикации по восточному мистицизму. Первое опубликованное произведение — сказка «Колдун Игнат и люди» (1989). Книги Пелевина переведены на все основные мировые языки, включая японский и китайский. Пьесы по его рассказам с успехом идут в театрах Москвы, Лондона и Парижа. French Magazine включил Виктора Пелевина в список 1000 самых значимых современных деятелей мировой культуры (Россия в этом списке, кроме Пелевина, представлена также кинорежиссёром Сокуровым). В конце 2009 года по результатам опроса был признан самым влиятельным интеллектуалом России.

Основная тема произведений Пелевина – иллюзорный характер реальности, другие миры и альтернативные версии российской истории. Это и центр управления советской Россией, который находился в подземельях под Кремлем (Повесть огненных лет), и версия перестройки, якобы возникшей в результате мистических упражнений уборщицы Веры Павловны, сосланной после смерти в роман Чернышевского в наказание за «солипсизм на третьей стадии».

Грань между жизнью и смертью, как правило, размыта: герои Вестей из Непала и Синего фонаря вдруг начинают понимать, что они – мертвецы, а старая шаманка легко вызывает из «нижнего мира» погибших на войне немецких летчиков, чтобы русские девушки, выйдя за них замуж, могли бы уехать заграницу (Бубен Верхнего Мира, 1993). Пелевин охотно пользуется мотивом инвариантности мира и для оживления своих описаний. Вот, например, «импрессионистский» портрет одного из красноармейцев в романе Чапаев и Пустота: «Жербунов недоверчиво хмыкнул, а у Барболина на лице на миг отобразилось одно из тех чувств, которые так любили запечатлевать русские художники девятнадцатого века, создавая народные типы – что вот есть где-то большой и загадочный мир, и столько в нем непонятного и влекущего, и не то, что всерьез надеешься когда-нибудь туда попасть, а просто тянет помечтать иногда о несбыточном». Здесь заметна так же типичная для Пелевина ирония над штампами русской классики, поскольку эти бывшие крестьяне – активные участники красного террора, которым даже известно, что человечина похожа на говядину: «Я пробовал».

Но, по мнению Пелевина, в наших силах осознать иллюзорность своей жизни и выйти навстречу подлинному Бытию. Так это и происходит с героями большинства его книг: цыплятами, которые вырвались за окна инкубатора, развив свое самосознание и врожденные способности. (Хотя автор и намекает, что «настоящий» мир имеет и свои минусы. С какого-то момента цыплятам на крылья приходится нацеплять гайки: в процессе упражнения ноги почему-то отрываются от земли (Затворник и Шестипалый)). Освобождается от иллюзорного мира и мотылек Митя, превратившись в светлячка (Жизнь насекомых), и сарай с душой велосипеда, обретающий истинную жизнь после устроенного им самим пожара (Жизнь и приключения сарая № ХХII). Рассказчик Желтой стрелы (1993) сходит в конце концов с бесконечного поезда, двигающегося к «разрушенному мосту», а Чапаев, Анна и Петр погружаются в финале романа в «Условную реку абсолютной любви» – сокращенно «Урал».

Но не верно будет относить произведения Пелевина только к мистической литературе. С таким же успехом их можно прочитать и как философскую притчу, и как юмористическую повесть, и даже как самоучитель Public Relations – роман Generation «P» (1998), самим Пелевиным названный в одной из бесед (поскольку интервью он не дает из принципа) – «производственным романом о рекламе».