Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
 – Ясное дело, убью. Погоня нам ни к чему.

Ларк вынул руки из‑под мышек и сказал Четту:

– Говорю тебе, надо всех офицеров перебить. Четту обрыдло это слышать.

– Мы уж об этом не раз толковали. Надо убрать Старого Медведя, Елейна из Сумеречной Башни, а в придачу Граббса и Эйетана, раз уж им выпало в карауле стоять. Прикончим еще Дайвина и Баннена, чтобы нас не выследили, и сира Хрюшку из‑за воронов. И все! Укокошим их тихо, во сне – ведь стоит кому‑то завопить, и мы все пойдем на корм червям. – Прыщи у Четта побагровели от злости. – Делай свое дело и проследи, чтобы твои родичи сделали свое. А ты, Паул, постарайся запомнить: не вторая стража, а третья.

– Третья, – согласно пробубнил тот сквозь бурую поросль и замерзшие сопли. – Мы с Мягколапым. Я помню, Четт.

Ночь будет безлунная, и они подгадали так, что на карауле будут стоять восемь их людей и еще двое у лошадиного загона, лучшего случая не дождешься, да и одичалые того и гляди нагрянут. Четт был заинтересован оказаться как можно дальше отсюда, когда это случится. Он не хотел умирать.

Триста братьев Ночного Дозора выступили на север – двести из Черного Замка и сто из Сумеречной Башни. Самый большой поход на памяти ныне живущих, вобравший в себя почти треть всех сил Дозора. Они намеревались отыскать Бена Старка, сира Уэймара Ройса и других пропавших разведчиков, а также выяснить, почему одичалые покидают свои деревни. В итоге Старка и Ройса они так и не нашли, зато узнали, куда подевались одичалые – те ушли к ледяным высотам забытых богами Клыков Мороза. Четта вполне устроило бы, если б они сидели там до конца времен – так ведь нет, они двинулись вниз и теперь идут вдоль Молочной.

Вот она, Молочная, прямо перед ним. Каменные берега покрыты льдом, бледные воды струятся от самых Клыков Мороза. Теперь оттуда потекли еще и одичалые с Мансом‑Разбойником во главе. Три дня назад в лагерь, весь в мыле, вернулся Торен Смолвуд. Пока он рассказывал Старому Медведю, что они обнаружили, его разведчик, Медж Белоглазый, рассказал то же самое остальным.

– Они еще в предгорьях, но движутся вниз, – сказал он, грея руки над костром. – Впереди идет рябая сука Харма Собачья Голова. Гоуди подкрался к самому ее лагерю и видел ее у костра. Этот дурень Тумберджон хотел снять ее из лука, но у Смолвуда хватило ума ему запретить.

– Можешь ты сказать, сколько их там? – сплюнув, спросил его Четт.

– Тьма‑тьмущая. Тысяч двадцать или тридцать – мы их по головам не считали. У Хармы в авангарде пятьсот, и все конные.

Люди у костра переглянулись. Даже дюжину конных одичалых редко встретишь, а уж чтобы пятьсот?

– Смолвуд послал нас с Банненом в обход авангарда взглянуть на главное войско, – продолжал Медж. – Им конца нет. Ползут они медленно, как стынущая река, по четыре‑пять миль в день, но не похоже, что они собираются вернуться в свои деревни. Больше половины у них – женщины с ребятами, и скотину с собой гонят, коз и овец. Даже зубры есть – эти тащат сани, а в санях‑то шкуры, мясные туши, клетки с курами, бочонки с маслом, прялки, чего только нет. Мулы и лошади до того навьючены – как у них только хребты не ломаются, и бабы тоже.

– И они идут вдоль по Молочной? – спросил Ларк Сестринец.

– А я тебе о чем толкую?

Дорога вдоль Молочной приведет их к Кулаку Первых Людей, древнему укреплению, где стали лагерем братья Ночного Дозора. Всякий, у кого есть хоть капля рассудка, понял бы, что пора сворачиваться и мотать обратно к Стене. Старый Медведь укрепил Кулак кольями, нарыл вокруг ям и накидал шипов, но против такого войска это все бесполезно. Если они останутся здесь, одичалые их раздавят.

А Торен Смолвуд еще и атаковать надумал.

Загрузка...
Быстрый переход