Загрузка...
Изменить размер шрифта - +

Кэлен тысячи раз видела этот пустой, бессмысленный взгляд и поняла, что женщина запомнила лишь трех увиденных ею посетителей. Никому не удавалось запомнить Кэлен достаточно надолго, чтобы успеть сообщить об этом. Фактически она была невидимкой. Кэлен решила, что, похоже, из-за темноты и дождя этот человек, Орлан, просто ошибся, сказав жене, что у дверей четыре посетителя.

– Проходите и обсыхайте, – сказала женщина, улыбаясь, с искренним радушием, и подхватила под руку сестру Улисию, увлекая ее в небольшой общий зал. – Добро пожаловать в трактир «Белая Лошадь».

Две другие сестры, критически оглядев помещение, сбросили плащи и встряхнули их, прежде чем перебросить через скамью перед одним из двух столов. В глубине этого небольшого зала темнел дверной проем, сразу за лестницей. Большую часть правой стены занимал очаг, сложенный из плоских брусчатых камней. Воздух в тускло освещенном помещении был теплым и наполненным соблазнительным ароматом мяса, тушившегося в железном котелке, свисавшем с крюка, вделанного в каменную кладку топки. Под толстым слоем легкого пепла проступало зарево раскаленных углей.

– Вы похожи на трех мокрых кошек. Должно быть, несладко вам пришлось. – Женщина повернулась к мужу и, делая жест рукой, распорядилась: – Орлан, разведи же огонь.

Кэлен заметила молоденькую девушку, возможно, одиннадцати или двенадцати лет, тихо спустившуюся по ступеням ровно настолько, чтобы заглянуть в общий зал из-под низкого потолка. Длинная белая ночная рубашка с кружевными обшлагами спереди была украшена вышитым грубой коричневой ниткой пони, беспорядочные стежки изображали гриву и хвост. Девочка уселась на ступенях, натянув ночную рубашку поверх костлявых колен, с явным намерением наблюдать. Улыбнувшись, она продемонстрировала крупные зубы. Очевидно, в трактире «Белая Лошадь» появившиеся в полночь незнакомцы составляли целое приключение. И Кэлен горячо надеялась, что приключение это уже закончилось.

Орлан, человек медвежьего склада, опустился на колени перед очагом и подложил в топку дрова. В его толстых коротких пальцах дубовые клинообразные полешки казались щепками для растопки.

– Что вынудило вас, уважаемые дамы, путешествовать в такую погоду… да еще ночью? – спросил он, бросив взгляд в их сторону через плечо.

– Мы торопились догнать нашу подругу, – сказала сестра Улисия, сопровождая слова бесцельной улыбкой, стараясь сохранить деловой тон. – Надеялись, что она встретит нас здесь. Ее имя Тови. Она должна ожидать нас.

Мужчина опустил руку на колено, помогая себе встать.

– Те гости, что останавливаются у нас – особенно в такие неспокойные времена, – чрезмерно осторожны. Большинство не называют своих имен. – Он поднял бровь, взглянув на сестру Улисию. – Точно так же, как и вы, леди… тоже не даете своих имен.

– Орлан, это гости, – недовольно проворчала женщина. – Промокшие и, без сомнений, уставшие и голодные гости. – Тут она внезапно улыбнулась. – Меня здесь все зовут Эмми. Мой муж, Орлан, и я управляем «Белой Лошадью» с тех пор, как много лет назад умерли его родители. – Эмми сняла с полки три деревянные миски. – Уважаемые дамы, вы, должно быть, умираете с голода. Позвольте предложить вам немного тушеного мяса. Орлан, возьми кружки и принеси дамам горячий чай.

Проходя мимо, Орлан поднял мясистую руку, указывая на миски, которые его жена все еще удерживала в руке.

– Ты обсчиталась. Еще одну.

Она хмуро взглянула на него.

– Нет, не обсчиталась. У меня как раз три миски.

Орлан достал с верхней полки буфета четыре кружки.

– Верно. Как я и сказал, ты обсчиталась.

Быстрый переход