Загрузка...
Изменить размер шрифта - +

Никки пришла к пониманию, что если Ричард должен победить, он должен быть тем, кто ведет их в эту решающую битву. Единственный способ для него возглавить их – привести в действие эти шкатулки. И, таким образом, он действительно будет исполнителем пророчества: фуер грисса ост драука – несущим смерть.

Пророчество гласило, что они должны следовать за Ричардом, но это было больше, чем просто пророчество. Пророчество лишь выражало формальную сторону того, что Никки уже знала: Ричард воплощал те ценности, что двигали и поддерживали жизнь.

На самом деле они вовсе не следовали за пророчеством; само пророчество следовало за Ричардом.

Это было безусловное поклонение Ричарду, следование за ним во всем, что бы он ни делал со шкатулками Одена, что бы ни делал с самой жизнью и с самой смертью. Это окончательная проверка того, кем он был, кем он мог быть и кем мог стать.

Ричард сам определил условия договора, когда объяснял войскам д’хариан, как с этой минуты будет вестись война: все или ничего.

И это не могло быть иначе.

Сейчас поистине была такая ситуация: или все, или ничего.

Улисия и ее сестры Тьмы точно так же открыли путь к силе Одена. И противоборство ныне действительно в равновесии. Если Никки права относительно Ричарда, а она знала, что права, то сейчас обе силы должным образом вовлечены в ту самую борьбу, которой предстоит решить все.

Если фуер грисса ост драукане возглавит эту решающую битву, тогда мир, уже стоящий на краю тьмы, падет под эту ужасающую тень.

Им следует полагаться на Ричарда в этой борьбе. И потому Никки должна привести в действие шкатулки Одена от имени Ричарда. Теперь сестры Тьмы уже не единственные повелители силы Одена. В этом смысле Никки просто ввела Ричарда в игру, давая ему шанс выиграть это сражение.

Без того, что она только что сделала, он не может выжить, не говоря уже о том, чтобы победить.

Никки будто уплывала куда-то, расставаясь с окружающим миром. Когда же она наконец открыла глаза, гроза закончилась.

Первые солнечные лучи только что коснулись окон.

Это был рассвет, утро первого дня зимы.

У Ричарда теперь целый год, чтобы открыть «правильную» шкатулку.

С этого дня жизнь каждого была в его руках.

Никки доверила Ричарду свою жизнь. И только что вверила ему еще и жизнь каждого.

Если она не может доверять Ричарду, то и жить не стоит.

Быстрый переход