Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Майор Потемкин
поспешно напялил портки, мундир застегнул проворно:
   -- И пропади вы все с абшидом без пенсии! Лучше уж  сгнию  в
инфантерии, а посрамления чести шляхетской не потерплю...
   Через  два года после этого казуса, в уважение инвалидности,
отставку Потемкину все-таки дали.
   -- Езжай, -- велели начальники, -- до дому своего и сиди там
тихохонько. Время  сейчас  таково,  что  бубнить  по  углам  не
пристало...
   Было время правления Анны Иоанновны -- кровавой!
   Александр Васильевич с Москвы-то съехал, но лошадок завернул
не на  Смоленский  тракт, чтобы жену навестить, а занесло его в
пензенские края, в убогое  именьишко  Маншино,  что  лежало  на
Киевской дороге. Тут его и попутал лукавый!
   Вот уж истинно: седина в бороду -- бес в ребро...
   Потемкин  жену  свою  Татьяну  и впрямь позабыл. От стола-то
свадебного  его  сразу  в  инфантерию  Петра  I  затолкали,   и
закувыркало  недоросля  в  битвах  да  маршах,  только  успевай
поворачиваться. Не оттого ли и не поехал  он,  сам  старый,  на
родную Смоленщину, чтобы не видеть жены, тоже старой?
   А  живя  в своей деревеньке, заприметил у соседей Скуратовых
вдову молоденькую  --  Дарью  Васильевну,  что  вышла  из  роду
Кондыревых   (была  она  на  тридцать  лет  моложе  майора).  И
полюбилось инвалиду в село  Скуратове  наезживать.  Приедет  --
честь  честью,  всем дворянам поклон учинит, а Дарье Васильевне
-- персонально:
   -- Уж не кажусь ли я противен тебе, красавушка?
   На что вдовица отвечала ему всегда прямодушно:
   -- Да вы, сударь, еще худого-то ничего не  свершили,  так  с
чего бы вам противным казаться?
   И стал Потемкин соблазнять молодицу на любовь.
   -- Мужчины нонеча, -- отнекивалась Дарья Скуратова, -- очень
уж игривы стали, мне, вдовице, опасаться их надобно.
   --  Так  я...  тоже  вдову  --  соврал  ей Потемкин; стал он
ласкаться к Скуратовым, на одиночество жалуясь, что, мол, негде
и головы приклонить. -- Вот ежели б  Дарья-то  свет  Васильевна
дни  мои  скрасила,  --  намекал майор, -- так я на руках бы ее
носил!
   Скуратовы быстро уговорили невестку:
   -- Ты, дуреха, не реви: быть тебе  из  мичманского  в  ранге
маеорском, а коли несогласна, так со двора нашего сгоним...
   Пред святым аналоем стоя, Потемкин и священника обманул, что
давно,  мол,  вдовствует.  Дарья  Васильевна понесла вскорости,
лишь на шестом месяце тягостей  нечаянно  вызнав,  что  у  мужа
супруга жива на Смоленщине.
   Встал старик перед иконами -- повинился.
   -- То так! -- сказал. -- Да не помню я первой своей. Одна ты
мила  мне...  Уж  прости -- не изгоняй меня, увечного и сирого.
Жизни-то у меня и не было: одни  виктории  громкие  да  веселья
кабацкие...
   Собрали  они  пожитки,  поволоклись  телегою на Духовщину --
едут  и  горюют,  друг  друга  жалеючи.  Время  было   суровое,
инквизиция  духовная  за двоеженство карала жестоко.
Загрузка...
Быстрый переход