Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Это признак, который и был нам нужен.

Высокие черные скалы перекрывали обзор, когда они спускались с очередного извилистого хребта. Обходя бесплодную горную породу по узкой дороге, Никки остановилась, увидев поражающее своей омерзительностью зрелище. Бэннон ахнул от отвращения.

На высоких пиках по обеим сторонам дороги торчали четыре отрубленные головы, их лица частично поклевало воронье, но в остальном эти части туловища сохранялись заклинанием, противодействующем разложению. Действие смерти на коже лиц ослабло, но рты представляли сплошной ужас: покрытые отчетливыми шрамами от разрезов — с углов губ вплоть до шарнира челюсти. Зашитые, и явно исцеленные. Щеки покрывали татуировки в виде чешуи, чтобы придать мужчинам змеиный вид.

Никки признала в них налетчиков на несчастных жителей Ренда-Бэй.

Бэннон вспыхнул от гнева.

— Норукайские работорговцы!

— Похоже, они кого-то обидели, — произнес Натан.

Никки шагнула ближе, чтобы изучить чудовищные головы.

— Заклинание сохранения маскирует, как долго они здесь находятся.

Под первым колом покоилась забрызганная кровью табличка, исписанная странными символами, которые Никки прочитать не смогла. Однако она распознала в них таинственные письмена, похожие на те, что были клеймены на шкуре Мрра.

Песчаная пума вновь протяжно и низко зарычала.

Никки вымученно улыбнулась и направила взор вдоль извилистой тропы, ведущей к исчезнувшему городу.

— Да, это место может быть очень интересным.

Быстрый переход