Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Зная, что это Чванов, Назарова распахивает дверь, не глядя в глазок. Но на пороге стоит озлобленный до последней стадии... Рифат Ибрагимов, пришедший покарать гадкую бабу. Рита в ужасе бежит к себе, Рифат за ней. Стаффы, великолепно знающие Ибрагимова, думают, что это игра... И тогда мужик убивает сначала собак, а потом и бывшую жену. Рифат решил просто: если мне не досталось, то и другой не получит. При всей своей образованности и денежности Ибрагимов обладает менталитетом пещерного жителя. Ему везет. Он уходит незамеченным. Консьержка на тот момент мирно спит. Чванов, приехавший буквально через пятнадцать минут после убийства, не смог даже попасть в подъезд. Лифтерша дрыхла без задних ног, а Рита, естественно, открыть не могла.
   - Но она же, лифтерша то есть, утверждала, будто видела, как в три выходил из квартиры Каюров. Михаил говорил, что в два, а тетка настаивала:
   - Точно знаю: три, часы перед носом!
   - Мы тоже сначала не разобрались, - ответил полковник, - а потом сообразили. Именно в эту ночь осуществлялся переход на зимнее время. Каюров переставил стрелки, а консьержка нет. Вот и получилось, что оба говорили правду.
   Михаил и впрямь пришел к Назаровой. Открыл дверь своим ключом. Он хотел потолковать с Ритой об их будущих планах наедине. Но Риточки дома не было, мобильный она забыла в гостиной, позвонить ей Миша не мог. Каюров подождал час, а потом ушел. Он-то великолепно знал, что Назарова способна гулять ночь напролет. Но ему, человеку бизнеса, утром рано вставать...
   Каюров спокойно уходит и даже кивает консьержке. Та смотрит на часы - три. Но на самом-то деле два! Рита приезжает в полтретьего, в пять минут четвертого влетает Рифат Ибрагимов, в четверть четвертого в подъезд пытается войти Чванов...
   Повисла тишина. Потом Дегтярев спокойно спросил:
   - Ну скажи, душа моя, а почему же ты не заподозрила Ибрагимова? Мужик на твоих глазах закатил потрясающий скандал, грозился убить Назарову, а ты...
   - Забыла про него, - прошептала я, - ну просто из головы вылетело... А Лену Воробьеву что, тоже Ника?
   Дегтярев кивнул.
   - Девочка выросла, превратилась в девушку, но жен отца она ненавидела по-прежнему... Смерть Лены целиком на совести Чванова, он ведь знал, что дочь - серийный убийца, маньяк...
   - Скажешь тоже, - вздохнула я, - маньяки не такие.
   - Да? - изумился полковник. - А какие?
   - Ну, это... мужчины нападают на женщин, детей на улице...
   - Согласен, - кивнул полковник, - женщины среди маньяков редкость. Только человек, одержимый манией, убивает, как правило, однотипно. Ну, допустим, душит только девушек в красных пальто или девочек, которые носят длинные волосы... Почему так трудно поймать того, кто является просто серийным убийцей. Тот же Оноприенко, например. Его действия не поддавались логике. Он убивал просто первого встречного в тот момент, когда ему "ударяло" в голову. А Ника именно маньяк. Она маниакально ненавидит всех жен своего отца и будет убивать их. Иссякнут запасы украденного лекарства придумает иной способ. Но, надеюсь, ее не скоро освободят.
   - А что ей грозит?
   Дегтярев поглядел в пустую чашку.
   - Не знаю. Случай непростой. Ведь первые убийства она совершила, будучи ребенком, а, насколько я знаю, в нашей истории был только один случай, когда расстреляли 14-летнего подростка...
   - Да ну? - ужаснулась я. - Ребенка? Дегтярев кивнул.
   - В 1964 году был казнен Аркадий Нейланд, четырнадцатилетний подросток, за убийство женщины и ребенка, совершенное с особой жестокостью. В Уголовном кодексе тех лет возрастной ценз приговоренных к смертной казни был обойден молчанием. Кстати, и формулировки "высшая мера", "смертная казнь" встречались только в газетах.
Быстрый переход