Загрузка...
Изменить размер шрифта - +

   Я встала из-за стола. Надо сходить в гараж и посмотреть, не отрос ли у "Форда" новый капот? Со всеми перипетиями мне все недосуг было заняться починкой инвалида.
   - Мусечка, - донесся со двора абсолютно счастливый вопль, - Мусечка, бегите все сюда скорей!
   Самое удивительное, что эти слова кричала не Маша. Девочка преспокойно ела кусок торта. Голос принадлежал Кеше, а тот никогда не зовет меня "мусечка", предпочитая обращаться коротко и торжественно - "мать".
   Поняв, что происходит что-то необычайное, мы побежали во двор. Собаки галопировали впереди. Хучик присел прямо посередине дорожки и мигом наложил кучку. Но его сегодня даже не стали ругать. От большой машины бежал Аркашка. Перешагнув через безобразие, которое устроил мопс, сын спросил:
   - Видите?
   - Да, - хором сказали мы с Маней, - твой джип!
   - А какой? - ликовал Кеша. Я присмотрелась и ахнула.
   - "Линкольн-Навигатор"!
   - Нашелся, - радовался Аркадий, - в целости и сохранности, нет, такого не бывает! Я схватила Каюрова за рукав.
   - Миша, вы экстрасенс! Все ваши слова мигом сбываются.
   Каюров рассмеялся.
   - Раньше не замечал. Ну что ж, пусть у вас теперь все будет отлично, и пусть у тех, кто когда-нибудь желал вам зла, сломаются ноги!
   - Да у нас нет врагов, - влезла Маня, - одни друзья.
   - Хороший джип. - продолжал Михаил, обращаясь к Кеше, - можно заглянуть внутрь?
   - Пожалуйста, - разрешил сын и протянул ключи, - если хотите, сделайте круг по поселку.
   - Вот все сомневаюсь, не купить ли такой, - говорил Михаил, шагая по дорожке.
   Внезапно я ощутила легкую дрожь и неизвестно почему крикнула:
   - Миша, стой.
   Каюров повернул голову на возглас, машинально шагнул вперед, наступил правой ногой в
   "визитную карточку" Хучика и рухнул на дорожку, издав дикий крик. Лицо его посерело, на лбу выступили капли пота. Все кинулись к несчастному.
   - Не трогайте меня, - прохрипел Михаил, - я, кажется, сломал ногу!
   Поднялась суета. Кеша вызывал "Скорую", Тузик безостановочно заламывал руки и стонал:
   - Ужас, ужас, это так же страшно, как и насморк.
   Севка обмахивал упавшего газетой, Ирка отгоняла волнующихся собак, Александр Михайлович помчался за коньяком...
   - Мусечка, - зашептала Маня, - нас в Ветеринарной академии учат, что больное животное надо приободрить. Скажи Мише что-нибудь приятное.
   - Э-э-э, - протянула я, - ну во всем плохом есть свое хорошее.
   - Да нет, Мусечка, что-нибудь радостное, приятное, - бубнила Маня.
   - Что же хорошего ты увидела в этой ситуации, - поинтересовался синий от боли Каюров.
   Я перевела глаза на его испачканный башмак и радостно сообщила:
   - Наступить в собачье дерьмо к большим деньгам, есть такая замечательная примета.

У нас вы можете купить книгу Хобби гадкого утенка

Быстрый переход