Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Увидела меня и кричит:
   - Бабушка, спасите, убьет сейчас!
   А Михаил за ней прыжком, догнал и говорит:
   - Уж извините, Алевтина Марковна, недоглядел за женой, а она...
   - Ничего не понимаю, - затрясла я головой. Аркадий глубоко вздохнул и пустился в объяснения:
   - На седьмом этаже, в 105-й квартире проживает Михаил Каюров с больной женой Леной. У бабы какая-то болезнь психики, может, шизофрения, а может, маниакально-депрессивный психоз - точно никто не знает. Денег у Миши на сиделку нет, а в обычную психиатрическую лечебницу он супругу помещать не хочет. Да и правильно, там такие условия, что бедная тетка живо на тот свет отъедет. Вот он и запирает несчастную в квартире, когда уходит. Квартира у них двухкомнатная. Чтобы сумасшедшая не лишила себя жизни, Миша заложил окно в ее спальне кирпичом... Но сегодня Лена каким-то образом ухитрилась попасть на кухню в отсутствие супруга...
   - Господи, - всплеснула я руками, - я думала, мужчина упал!
   - Да никто не сигал! - быстро влезла Алевтина Марковна. - Никто!
   - Но...
   - Лена сумасшедшая, - терпеливо пояснял Аркадий, - и в голову ей приходят больные мысли.
   Я слушала сына, разинув рот. Утром несчастная психопатка, оставшись одна дома, невесть как выбралась из своей комнаты и отправилась бродить по квартире. Зашла в спальню к мужу, вытащила из шкафа его костюм, свернула одеяло, вернее, несколькими пледами набила штанины, полотенцами - пиджак, сформировала куклу, вместо головы приспособила подушку, на которую нацепила шапку... Причем проявила редкое мастерство, сшив вместе все части "тела". Зачем она мастерила куклу, непонятно, потому что, завершив работу, женщина оттащила довольно тяжелого "мужчину" в кухню и столкнула вниз, как раз в тот момент, когда я, припарковав "Вольво", собралась купить бутылочку минеральной воды.
   - Так это была кукла, - с облегчением выдохнула я.
   - Ага, - подтвердил Аркадий.
   - Вот почему милиционер пнул ногой "труп"!
   - Конечно, мы, как подошли, сразу поняли, что на капоте лежит не человек, - сообщил Кеша, - честно говоря, я решил - дети балуются. Помнишь, как мы с Петькой Коростылевым арбуз вниз кинули?
   Очень хорошо помню. Жили мы тогда в Медведкове, в "распашонке", на пятом этаже. Семилетний Кеша и его друг-одногодок вышли на балкон и обнаружили там надрезанный, скисший арбуз. Я собиралась выбросить испорченный плод в мусорный контейнер, да забыла, выставив его на воздух. Мальчишки затеяли спор, на сколько кусков разлетится арбуз, если швырнуть его вниз. Петька уверял, что он превратится в кашу, а Кеша утверждал, что треснет пополам. Поспорив минут десять, они подрались, а потом решили выяснить истину эмпирическим путем и швырнули арбузище на тротуар. Раздался звук, больше похожий на взрыв. Липкая, сладкая масса перемазала с головы до ног двух малышей, упоенно лепивших куличики. Их матери, гневно сверкая глазами, явились ко мне выяснять отношения.
   - А если бы арбуз упал на голову нашим детям? - негодовали они. - Тогда что?
   Я чуть не лишилась чувств, представив, какое несчастье могло бы произойти, и пообещала задать Аркадию хорошую порку. Впрочем, до ремня дело не дошло. Мне никогда не хватало духа довести до конца "воспитательные методы".
   - И что теперь будет? - спросила я, чувствуя, как липкий ужас уходит из души.
   Жуткая трагедия превратилась в дурной фарс. Кеша пожал плечами.
   - Скорей всего ничего. Пока милиция глазела на куклу, явился Михаил и сообщил, что жена больна психически.
   - А "Вольво"?
   - В жутком виде, - вздохнул Кешка, - считай, капота нет.
Загрузка...
Быстрый переход