Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Менты посоветовали на ущерб подать, только денег у этого парня, мужа бедняги, никаких нет, он из-за своей Лены на приличное место устроиться не может, боится ее дома одну оставить. Перебивается случайными заработками.
   - Ладно, - вздохнула я, - поехали домой.
   - Вернее, пошли, - хмыкнул Аркадий.
   - Сейчас такси поймаем, - пробормотала я, вставая на ноги.
   - Посидели бы еще, - сказала Алевтина Марковна.
   Старушка явно жила одна, и ей было скучно.
   - Спасибо, но нам пора, - ответила я и, вытащив из кошелька стодолларовую бумажку, положила ее на стол, - очень вам благодарна, это за кофе.
   Бабуся вспыхнула огнем и резко ответила:
   - Экая ты, деточка, гадкая. Я от чистого сердца угощала...
   Мне стало стыдно. Быстро спрятав купюру, я постаралась загладить неловкость.
   - Извините и впрямь отвратительно вышло. Вы завтра никуда не уходите?
   - Нет, - проронила Алевтина Марковна, - и куда мне ходить? Только в магазин или в поликлинику, на анализы. К чему интересуешься?
   - Если около двух я заскочу к вам чайку попить?
   - Давай, - повеселела бабуська, - я одна живу, никому не нужная. Спасибо, руки-ноги работают, сама себя обслужить могу, а иначе кранты, проси бабка жалости у государства!
   На следующий день я, сев в "Жигули" нашего садовника Ивана, прикатила к Алевтине Марковне. После комфортабельного "Вольво" с антистрессовым креслом переход к отечественной марке оказался болезненным. Во-первых, от неудобного сиденья дико заломило спину, во-вторых, на педаль тормоза приходилось нажимать всем телом, в-третьих, растрясло из-за жутких амортизаторов.
   Ругаясь сквозь зубы, я дорулила до магазина "Седьмой континент" и отправилась крушить прилавки. Так, купим такие продукты, которые по душе бабушкам. Геркулес, рис, гречка, масло, конфеты, торт, колбаса, йогурты, кефир, сахар... А еще овощи, фрукты и соки...
   Словом, когда "Жигули" подкатили к нужному дому, они напоминали передвижной продмаг. Возле подъезда, выходящего прямо на проспект, неподалеку от ларьков, стояли несколько подростков. Я высунулась в окошко:
   - Мальчики, на пиво заработать хотите?
   - Не вопрос, - откликнулись они хором, - делать чего?
   - Продукты в первую квартиру отнесите. Ребята споро перетащили ящики и кульки. Алевтина Марковна всплескивала руками.
   - Как же так, не надо, ой, сколько! Зачем ты, детка, потратилась!
   Я вошла в прихожую, скинула ботинки и заявила:
   - Всегда мечтала иметь бабушку.
   Старушка прослезилась и бросилась кипятить воду. Через минут пятнадцать мы сели к столу. Я глянула в кружку, где плескалась чуть желтоватая жидкость. Да, десяти пачек чая "Ахмад", купленных мной, хватит бабуське до скончания века. Похоже, она кладет по одной чаинке на стакан.
   - Не крепко? - заботливо поинтересовалась Алевтина Марковна, занося длинный нож над беззащитным тортом "Птичье молоко".
   Я подавила ухмылку.
   - В самый раз.
   - Хорошо, - удовлетворенно заметила бабуся и, шмякнув мне на тарелочку кусок нежного суфле, обмазанного шоколадом, пустилась в воспоминания. Память завела ее в тридцать пятый год.
   
   Глава 2
   
   Я размеренно кивала головой, изредка поглядывая на часы. Впрочем, спешить мне, Дарье Васильевой, некуда. Честно говоря, я провожу дни в праздности. Только не подумайте, что так было всегда. Долгие годы я, имея на руках сначала одного Аркадия, а потом и Маню (разница между детьми составляет 14 лет), преподавала французский язык в заштатном институте и носилась задрав хвост по частным ученикам.
Загрузка...
Быстрый переход