Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Он хотел, чтобы она присутствовала при беседе. И она, в свою очередь, расположилась рядом, на большом обомшелом камне. С женской интуицией она сразу же отметила, что отец де Геранд делает вид, будто не замечает ее.
     - Я хочу вам представить мою супругу, графиню де Пейрак де Моран д'Ирристру, - сказал Жоффрей все с той же спокойной учтивостью.
     Молодой иезуит сдержанно, почти механическим жестом наклонил голову в сторону Анжелики, потом отвернулся, и его взгляд скользнул по гладкой поверхности воды, которая постепенно темнела, в то время как в ее глубине вспыхивали багряные отражения многочисленных костров, зажженных на берегу. Рядом индейцы, привезшие святого отца, принялись устраиваться на ночлег.
     Пейрак предложил пригласить их, чтобы разделить ужин из козлятины и индюшачьего мяса, которое жарилось на вертелах, а также отведать лососей. Выловленные недавно в реке, они томились под золой, обернутые в листья.
     Отец де Геранд отрицательно покачал головой и сказал, что эти кеннебасы очень нелюдимы и не любят общаться с чужаками.
     Анжелика подумала внезапно о маленькой англичанке Роз-Анн, которую они взяли с собой. Она поискала ее глазами, но не увидела. Позднее она узнала, что после прибытия иезуита Кантор быстро спрятал ее подальше от глаз. Укрывшись в чаще, он терпеливо ждал, когда беседа закончится, развлекая девочку игрой на гитаре.
     - Итак, - сказал отец Геранд, - вы провели зиму в центре Аппалачей, мессир? Не страдали вы от цинги? От голода? Не потеряли кого-либо из членов вашей колонии?..
     - Нет, никого, слава Богу!
     Священник поднял брови с легкой удивленной улыбкой.
     - Мы счастливы слышать, что вы хвалите Бога, мессир де Пейрак. Ходили слухи, что вы и ваши приближенные отнюдь не отличаетесь набожностью. Что вы набираете людей без разбора - еретиков, неверующих, нечестивых, - и что среди них есть и обуреваемые гордыней смутьяны, позволяющие себе при каждом удобном случае святотатствовать и поносить Бога, да будет благословенно его святое имя...
     Рукой он отстранил кружку со свежей водой и миску жаркого, которые принес ему молодой бретонец Жан Ле Куеннек, служивший графу де Пейраку.
     "Жаль, - непочтительно подумала Анжелика, - этих иезуитов не возьмешь "через желудок"... В былые времена отец Массера выказывал больше склонностей к чревоугодию..."
     - Угощайтесь, отец мой, - настаивал де Пейрак. Иезуит отрицательно покачал головой.
     - Мы пополдничали. Этого достаточно на весь день. Я мало ем. Как индейцы... Но вы не ответили на мой вопрос, сударь. Вы намеренно вербуете своих людей среди смутьянов, враждебных учению церкви?
     - По правде говоря, отец мой, от тех, кого я нанимаю, я требую прежде всего умения обращаться с оружием, топором и молотом, способности выносить холод, голод, усталость, испытания боя, короче, безропотно сносить все, что они имеют несчастье испытывать, храня мне верность и послушание в течение всего контракта и выполняя наилучшим образом порученные им работы. Но я отнюдь не против, если они к тому же будут набожны и благочестивы.
     - Однако, вы не воздвигли креста ни в одном из основанных вами поселений.
     Пейрак не ответил.
     Отсвет мерцающей воды, вспыхнувший внезапно от заходящего солнца, зажег, казалось, в его глазах насмешливый огонек, столь хорошо знакомый Анжелике. Но Жоффрей оставался терпелив и любезен, как обычно. Однако священник настаивал.
     - Вы хотите сказать, что среди ваших людей есть такие, кого этот прекрасный знак - прекрасный символ любви и самоотречения, будь он благословен - кого этот знак, говорю я, мог бы шокировать или даже раздражать?
     - Возможно.
Быстрый переход