Загрузка...
Изменить размер шрифта - +

     Но ноги ее, словно налитые свинцом, отказывались слушаться. Она, как в ночном кошмаре, едва передвигала ими.
     Ударившись о притолоку двери, Анжелика зашаталась и упала.
     Уже лежа на полу, она увидела демона с блестящими клыками и горящими глазами. Он смотрел на нее в упор.
     Кожа у нее вся покрылась мурашками. Тошнота подступила к горлу.
     - Ах, это ты, Вольверина! Как ты меня напугала. Росомаха не отправилась вслед за Кантором в Кеннебек. Она продолжала рыскать по селению. Ее крупное, тяжелое, но гибкое, как у змеи, туловище появлялось то тут, то там.
     И вот она здесь. Смотрит на Анжелику.
     - Убирайся! Убирайся! - зашептала она, вся дрожа. - Убирайся, возвращайся к себе в лес.
     Но тут какая-то огромная волосатая тень зашевелилась в муаровой листве большого дерева.
     Снова видение. Призрак угрожавшей ей опасности. На самом деле это был всего лишь медведь, мистер Уилаби, повсюду бегавший вразвалку, принюхиваясь к соблазнительным запахам.
     Он когтями выворачивал камни и языком ловко слизывал копошащихся там муравьев.
     Машинально переставляя ноги, Анжелика спустилась к песчаному берегу. Гул голосов донесся до нее издалека, и она пошла в ту сторону. Но по мере того, как она продвигалась вперед, гул все больше удалялся от нее.
     Прямо перед ней появилась белая фигура. Приглушенный голос позвал:
     - Мадам де Пейрак, мадам де Пейрак!
     - Что вы здесь делаете, Мария? Это так неосторожно с вашей стороны. Вам ведь еще рано вставать с постели, с вашими-то ранами.
     - Помогите мне, прошу вас, дорогая мадам. Помогите мне дойти до благодетельницы.
     Анжелика обняла ее за талию, гибкую и хрупкую, как у ребенка. Ноги Анжелики передвигались как бы сами по себе. Она то и дело оглядывалась назад и видела, что медведь и росомаха следуют за ними, не отставая. Она отчаянно замахала им руками:
     - Убирайтесь! Убирайтесь, чудовища!

Глава 28

     Все уже толпились на берегу, словно в амфитеатре, а в бухте, как на сцене, разыгрывался еще один спектакль. Лодка подплывала к берегу. Анжелика увидела головы волнующейся толпы и услышала рыдания, крики радости и слова молитв.
     - Жива! - повторяла, обливаясь слезами. Кроткая Мария. - Да будет благословен Господь Бог и все святые угодники!
     Анжелика стояла несколько поодаль, на краю обрыва. Отсюда ей было лучше видно, что происходило внизу. Лодка подплыла к берегу, и Жан вошел в воду, чтобы подтащить ее поближе.
     Тут уже и "королевские невесты" с истерическим визгом бросились к лодке.
     Из-за неразберихи Анжелике никак не удавалось разглядеть герцогиню. Зато ее внимание остановилось на молодой, необыкновенно привлекательной, женщине. Контрастируя с темными волосами, удивительная свежесть ее лица приковывала взгляд, словно какой-то загадочный светильник, или скорее, словно один из тех экзотических благоухающих цветков - камелии или магнолии, - чья белизна как будто подсвечена нежным розовым светом.
     Или, если получше рассмотреть, скорее всего, женщина была похожа на птицу. Смелое сочетание ее ярко-голубого длинного плаща с короткой, из желтого атласа, юбкой и бледно-голубой блузкой с красной манишкой создавало ансамбль поразительно элегантный, как будто созданный для нее.
     Правда, одна деталь как бы выпадала из стиля: ребенок на ее руках, жалкий и беспомощный.
Быстрый переход