Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Я закончил разгребать мебель, скатал бесценный ковер, швырнул его в бассейн и удовлетворенно выпрямился. В полу, целые и невредимые, красовались два пентакля из розоватого мрамора.

— Смотрится странненько, — заметил я, — но для дела сойдет.

— Ну что ж, — сказала девушка, — становись!

Мы в последний раз встали друг напротив друга.

— Скажи, пожалуйста, — спросил я, — ты ведь точно знаешь слова Отсылания? А то не хотелось бы болтаться тут еще несколько месяцев в ожидании, пока ты их как следует выучишь!

— Знаю, конечно! — сказала девушка. Она перевела дух. — Бартимеус…

— Минуточку! — Я кое-что заприметил. Это была фреска, на которую я раньше не обратил внимания, на стене рядом с изображениями Гильгамеша, Рамзеса и прочих величайших деспотов прошлого: великолепный ростовой портрет самого Соломона во всей славе его. Она каким-то чудом пережила ночную драку.

Я подхватил с пола обугленную щепку, вприпрыжку подбежал к фреске и добавил к ней несколько уверенных штрихов.

— Во! — сказал я. — С точки зрения физиологии это совершенно немыслимо, но, по-моему, ему идет, как тебе кажется? Интересно, скоро ли он это заметит?

Девчонка рассмеялась — рассмеялась впервые за все время нашего знакомства.

Я покосился на нее.

— Может, еще Балкиду подрисовать? Тут как раз места хватит…

— Да ладно, давай уже!

— Ну, так и быть.

Я не спеша вернулся в магический круг. Девчонка смотрела на меня тем же взглядом, какой я не раз замечал у Факварла, — с какой-то отстраненной усмешкой. Я уставился на нее.

— Ну, в чем дело?

— Забавно, — сказала она. — Ты так много распространяешься об ужасах и страданиях своего рабства, что я едва не упустила это из виду. А ведь это очевидно! Невзирая ни на что, тебе это нравится!

Я встал в центре пентакля и смерил ее холодным, пренебрежительным взглядом.

— Дружеский совет на прощание, — сказал я. — Никогда не оскорбляй джинна, которого собираешься освободить, разве что ты на редкость опытная волшебница. А особенно — этого джинна. В древнем Вавилоне жрецы богини Иштар воспрещали иметь со мной дело волшебникам ниже девятого уровня — именно по этой причине.

— Ну вот, это только лишний раз доказывает то, о чем я говорила, — возразила девушка. — Ты постоянно хвастаешься своими былыми свершениями. Ну, признайся же! Ты от этого в восторге. Вот, даже сегодня ночью — я обратила внимание, что чем ближе мы подбирались к Кольцу, тем меньше ты ныл и жаловался.

— Э-э, ну… — Я решительно хлопнул в ладоши. — А куда мне было деваться? Мне просто стало не до того. Но можешь мне поверить, ни малейшего удовольствия мне это не доставляло. Ладно, довольно! Произнеси Отсылание и освободи меня.

Она кивнула и закрыла глаза. Юная, тоненькая девушка, старательно припоминающая заклинание. Я буквально слышал, как ворочаются шестеренки у нее в голове.

Ее глаза открылись.

— Бартимеус, — внезапно сказала она, — спасибо тебе за все!

Я откашлялся.

— Пожалуйста, чего там… Слушай, ты точно помнишь слова? Не хотелось бы материализоваться заново в гниющем болоте или еще где-нибудь.

— Да нет, слова я помню! — улыбнулась она. — Ты прилетай как-нибудь к нам в Саву. Тебе там понравится.

— Ну, это уж не от меня зависит…

— Только смотри не опоздай. У нас ведь не так много времени, как у вас.

И она принялась читать Отсылание.

Быстрый переход