Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
 — Боюсь, она не готова прийти сюда. Обстоятельства смерти отца были весьма жуткие, а недавно ночью… как бы сказать… проявления были слишком частыми. Прошлая ночь была особенно плохой, и мама решила, что с нее хватит. Она теперь живет со мной. Мы собираемся продать дом, но, очевидно, не можем гарантировать, что он безопасен, — ее глаза немного сузились. — Поэтому вы здесь. Извините меня, но у вас ведь должен быть руководитель? Я считала, что за расследования стоит браться взрослым. Кстати, сколько вам лет?

— Достаточно стары и достаточно молоды, — продолжая улыбаться, сказал Локвуд. — Лучший возраст.

— Строго говоря, мадам, — добавила я, — в статье закона говорится, что взрослый требуется в случае, если оперативники проходят стажировку. Действительно, у более крупных агентств есть руководители, но это их личное право. Мы достаточно квалифицированные и самостоятельные, поэтому не считаем это необходимым.

— По нашему опыту, осмелюсь вас заверить, — ласковым голосом произнес Локвуд, — от взрослых мало толку. Но, разумеется, по первому вашему требованию, мы готовы предоставить лицензию.

Женщина провела рукой по своим гладким, светлым, идеально уложенным волосам.

— Нет-нет… в этом нет нужды. Мама явно хотела, чтобы этим занимались вы, значит, так будет лучше, — ее голос не выражал никаких эмоций.

Повисло молчание.

— Благодарим вас, мадам, — я посмотрела назад, в сторону тихой, ожидающей двери. — Осталось выяснить лишь одну деталь. В доме еще кто-нибудь есть? Когда мы позвонили в звонок, мне показалось…

Ее глаза возмущенно расширились, встретившись с моими.

— Нет. Это совершенно невозможно. Ключи есть только у меня.

— Понимаю. Должно быть, я ошиблась.

— Что ж, не буду вас задерживать, — сказала миссис Мартин. — Моя мама заполнила бумаги, что вы ей отправили, — она протянула папку. — Надеется, что это вам поможет.

— Я в этом не сомневаюсь, — Локвуд засунул папку куда-то внутрь пальто. — Большое вам спасибо. А нам, пожалуй, пора заняться работой. Передайте вашей маме, что мы свяжемся с ней утром.

Женщина отдала ему связку ключей. Где-то далеко просигналила машина, словно говоря: «пора». До комендантского часа оставалось еще достаточно времени. Однако ночь неумолимо надвигалась, начинало темнеть, беспокойство росло, и люди становились довольно дерганными. Они спешили по домам. Вскоре на улицах никого не оставалось, кроме разве что тропинок тумана или крутящихся отблесков лунного света, или не было даже их. Лишь некоторые могли по-настоящему видеть, что происходит на самом деле.

Сьюзи Мартин осознавала это. Она приподняла плечи, плотно натянула свой кардиган.

— Мне, пожалуй, пора. И будет не лишним пожелать вам удачи, — она обернулась. — Какие молоденькие! Ужасно, что мир к такому пришел.

— Доброй ночи, миссис Мартин, — попрощался Локвуд.

Не удостоив его ответом, она спустилась, стуча каблуками по ступенькам. Не прошло и нескольких секунд, как она исчезла в тумане и лавре, в стороне дороги.

— Несчастная она, — сказала я. — Думаешь, утром мы будем в состоянии отчитываться миссис Хоуп о проделанной работе?

— Лучше решить все сегодня ночью, — заметил Локвуд. — Готова?

Я похлопала рукоять рапиры.

— Готова.

Он усмехнулся мне, шагнул к двери и с цветущим видом повернул ключ в замке.

Стоило войти, как стало ясно: в доме — Гость; в таких случаях действовать нужно быстро. Это одно из первых непреложных правил.

Быстрый переход