Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Как-то мама сказала мне, что вряд ли пережила бы эту встречу.

— Как ей вообще удалось справиться со своим горем?

— После смерти Рейнуотера она узнала удивительную новость — все свое имущество он завещал ей. Не все его отлучки объяснялись встречами с Олли Томпсоном и братом Келвином. Часть времени он посвящал тому, что приводил в порядок свои дела, — старик улыбнулся. — Моя мать была замечательной женщиной и с умом распорядилась этим наследством. В скором времени она закрыла свой пансион и перебралась в северный Техас. Да, я забыл вам сказать! В тот самый день, позже, действительно пошел дождь. Ливень… Мама как-то обмолвилась, что этот поток воды положил конец той ужасной засухе, и все этому очень радовались. Она-то сама считала тот ливень слезами неба об их любви…

Ну так вот, мама продолжила дело мистера Рейнуотера — выращивала хлопок на его землях. И продавала тоже. Через несколько лет она построила текстильную фабрику. Со временем моя мать стала весьма богатой и уважаемой особой. Уже и не припомню все ее награды и звания. Выдающаяся предпринимательница, человек года и тому подобное.

— Впечатляет, — покупательница улыбнулась.

— Она на самом деле все это заслужила. — Хозяин магазина задумчиво провел пальцем по часам. — Как-то раз мама сказала мне, что ее научила жить лишь смерть другого человека. До встречи с Дэвидом Рейнуотером она существовала в своем замкнутом мире. Он освободил ее — причем не только в прямом смысле слова.

— Он и сам, судя по всему, был неординарной личностью, — заметил мужчина. — Добровольно назвался преступником, убийцей, хотя не совершал ничего противозаконного… Я понимаю, что его в любом случае ждала скорая смерть. Тем не менее он пошел ради вашей матери и вас на очень большую жертву.

Старик озадаченно глянул на семейную пару, но тут же сообразил в чем дело.

— Он пошел на жертву ради Солли.

— Но… разве вы?..

Хозяин магазина покачал головой. Женщина еще раз посмотрела на визитку, которую он ей дал.

— По названию магазина я решила…

— Это имя моего брата, а меня зовут Дэвид. Дэвид Рейнуотер-Баррон.

Они ошеломленно смотрели на старика.

— Так вы его сын? — прошептала женщина.

— Да.

Она снова заплакала. Муж ласково обнял ее за плечи.

— А как сложилась жизнь Солли? — спросил он.

— После переезда в северный Техас мама навела справки об одной школе в Далласе. У этого учебного учреждения была превосходная репутация. Они приняли Солли. Мама ужасно переживала из-за того, что ей пришлось расстаться с ним, но она понимала, что так будет лучше для самого Солли. Говорить он стал в тот самый день, когда умер Конрад Эллис. В конце концов Солли научился разговаривать почти так же, как все, только иногда запинался на отдельных словах или фразах.

— Он помнил о том…

— О том, что сделал? Нет. Мама тоже не рассказывала ему о случившемся.

— А как насчет чтения? Научился ваш брат читать?

— Да, с этим он справился вполне успешно. Еще он легко решал задачи, казавшиеся трудными даже математикам, но эти его способности так и не нашли достойного применения. Не исключено, что сейчас, когда об аутизме известно уже многое, все сложилось бы по-другому… Когда Солли стал уже взрослым, мама забрала его домой. У него был человек, который присматривал за ним, пока мать занималась делами. Солли был совершенно доволен своей жизнью. Он умер в тридцать два года от сердечной недостаточности, о которой никто даже не подозревал.

Конечно же, мы с мамой очень горевали. Яникак не мог утешиться, и тогда мама сказала, что Солли прожил жизнь, о которой она для него и не мечтала.

Быстрый переход