Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Яникак не мог утешиться, и тогда мама сказала, что Солли прожил жизнь, о которой она для него и не мечтала. И все это благодаря Дэвиду Рейнуотеру. Он понимал, что произойдет с Солли, если правда о том, как был убит Конрад Эллис, выйдет наружу. Брата поместили бы в лечебницу для социально опасных больных, и он остался бы там до конца своей жизни. В те последние мгновения, когда отец и мать виделись друг с другом, он дал ей понять, что единственный способ уберечь Солли — принять его жертву.

На несколько мгновений в магазине воцарилась тишина. Затем мужчина посмотрел на часы.

— Нам пора. — Он протянул руку, и старик дружески пожал ее. — Незабываемый день. Мы получили куда больше того, на что рассчитывали, когда зашли в ваш магазин.

Дэвид Рейнуотер вышел из-за прилавка и проводил их до двери. Женщина не стала сдерживать внутренний порыв и крепко обняла его.

— До свидания, — сказала она. — Было приятно познакомиться.

— Мне тоже. До свидания.

Они уже подошли к автомобилю, и женщина снова обернулась:

— А мистер Рейнуотер знал о том, что у него будет ребенок?

Старик улыбнулся:

— Доктор Кинкэйд сказал ему за день до смерти. Отец тогда написал матери письмо. С тех пор она всегда носила его с собой — перекладывала из кармана в карман, из сумки в сумку.

Прочитав в их глазах немой вопрос, он покачал головой:

— Мама рассказала мне все, что я поведал вам, но никогда не читала это письмо. Полагаю, оно было слишком личным, чтобы делиться им даже со мной. Ее так и похоронили — с этим письмом и романом Хемингуэя, который подарил ей отец.

Он глянул на золотые часы в петле своего жилета и погладил их:

— А это мама отдала мне.

Быстрый переход