Загрузка...
Изменить размер шрифта - +

В библиотеке предостаточно места рядом с другими пророчествами, там вполне можно разместить на хранение и ее бумаги. Кроме того, любое из этих пророчеств могло оказаться не менее ценным, чем прочие, хранящиеся в библиотеке.

– Благодарю вас еще раз, лорд Рал, – сказала Лоретта на прощание.

Едва они двинулись по коридору прочь, Зедд заметил:

– Ты оказался удивительно заботливым, Ричард.

– Не так уж удивительно, если подумать. Пытаюсь предотвратить ненужный пожар.

– Ты мог бы просто сказать ей, что пришлешь людей забрать все бумаги, чтобы она не устроила пожар.

Ричард нахмурился, глядя на деда.

– Она посвятила этим клочкам бумаги всю свою жизнь. Было бы жестоко просто конфисковать их, когда в библиотеке полно места. Я подумал, что лучше убедить ее добровольно расстаться с ними – позволить ей самой принять это решение.

– Именно это я и имею в виду. Хитрость зачастую срабатывает как магия и приводит к цели.

Ричард улыбнулся.

– Как ты всегда говорил, иногда хитрость и есть магия.

Натан схватил Ричарда за рукав.

– Да, да, это действительно очень мило. Но ты помнишь ее последнее пророчество? О королеве?

Ричард оглянулся на пророка.

– Да, «Королева берет пешку». Однако я не знаю, как это понимать.

– Я тоже не знаю, – сказал Натан и помахал книгой, которую все еще нес с собой, – но это есть здесь. Слово в слово. «Королева берет пешку».

 

 

Откуда-то из мертвой тишины комнаты за ней наблюдали.

Она лежала с закрытыми глазами, но просто отдыхала. Не спала. Во всяком случае, была уверена, что не спит.

Кэлен старалась освободиться от посторонних мыслей. Ей не хотелось думать о женщине, убившей родных детей. Не хотелось думать об этих детях и о том, как они умерли. И все из страха перед пророчеством.

Ей не хотелось думать о лживых видениях той женщины.

Она очень старалась выкинуть эти мысли из головы.

Тяжелые шторы были задернуты. В комнате тускло светилась всего одна лампа – перед зеркалом на туалетном столике. Она давала слишком мало света, чтобы изгнать темноту из дальних закутков. В них обитала тьма, там, где за огромными шкафами затаились бесформенные тени.

Она поняла, что это точно не Ричард. Он бы окликнул ее, когда она села. Это не могла быть и Кара. Тот, чье присутствие в комнате ощутила Кэлен, не говорило и не двигалось.

Но она чувствовала, что кто-то следит за ней.

По крайней мере, ей казалось, что это так. Кэлен знала, как легко фантазия может выйти из-под контроля, даже у нее. Пытаясь быть честной с собой и рассуждать здраво, она не могла с уверенностью сказать, что сейчас у нее не разыгралось воображение, особенно после сообщения Кары, засевшего в памяти.

Но ее сердце бешено колотилось, пока она всматривалась в темные углы, стараясь уловить хоть какое-то движение.

Кэлен осознала, что сжимает в пуке нож.

Она откинула одеяло и отбросила его в сторону. Теперь она лежала на простыне, кожу оголенных бедер покалывало от прикосновения прохладного воздуха.

Аккуратно, незаметно, она свесила ноги с кровати. Бесшумно встала. Кэлен ждала, вслушиваясь, подобравшись, готовая к действию.

Пристально, до боли в глазах, она вглядывалась в темные углы в глубине комнаты.

Казалось, будто кто-то всматривается в нее.

Кэлен прислушивалась к своим чувствам, пытаясь понять, где может прятаться наблюдатель, но не сумела это определить. Если она чувствует, что кто-то наблюдает за ней, но не может определить, где он, должно быть, это лишь ее воображение.

– Довольно, – проговорила она себе под нос.

Затем уверенно подошла к туалетному столику.

Быстрый переход