Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Стук каблуков сапожек на шнуровке, которые она не стала снимать, когда прилегла отдохнуть, приглушенным эхом отдавался в темных углах комнаты.

Стоя возле туалетного столика и оглядываясь по сторонам, она подкрутила фитиль лампы. Ее мягкий свет разогнал темноту в углах комнаты. Никого. В зеркале Кэлен видела только себя, полуголую, с ножом в руке.

Желая убедиться, она решительно прошла в другой конец комнаты. И никого там не нашла. Заглянула за портьеры и за углы мебели. Но и там никого не оказалось. Да и кто мог здесь быть? Ричард проверил комнату, прежде чем впустить ее. Она видела, как он во все всматривается, стараясь, чтобы она не заметила. Пока Кэлен отдыхала, Кара и солдаты стояли на страже. Никто не мог войти.

Она повернулась к высокому, искусно отделанному платяному шкафу и распахнула тяжелые дверцы. Быстро достала чистое платье и надела.

Она не знала, можно ли отстирать то, которое сняла. Трудно вывести с белого платья детскую кровь. Во дворце Исповедниц в Эйдиндриле были особые люди, умеющие позаботиться о белизне платья Матери-Исповедницы. Она надеялась, что в родовом гнезде лорда Рала найдутся те, кто знает все о том, как смыть кровь.

При мысли о происхождении этой крови Кэлен пришла в ярость и порадовалась, что та женщина уже мертва.

Задумавшись над тем, почему та женщина умерла так внезапно, Кэлен замерла. Она не приказывала ей этого. Оставалось много вопросов, которые Кэлен хотелось задать, но не при всех. Уж что Кэлен хорошо умела, так это допрашивать тех, кого коснулась своей властью.

Ей пришло на ум, что все это выглядит слишком нарочито – женщина, признавшись в содеянном, заявила, что ее пророчество настигнет Кэлен, а затем ухитрилась умереть прежде, чем ее допросили.

После таких событий и таких слов, Кэлен почти не сомневалась в правоте Ричарда. Что-то происходило.

И, если он прав, эта женщина, скорее всего, лишь чья-то марионетка.

Подумав о Ричарде, она улыбнулась. При мысли о нем ей всегда становилось легче на душе.

Открыв двери спальни, Кэлен обнаружила прислонившуюся к косяку Кару со скрещенными на груди руками. С ней была Найда, еще одна из морд-ситов. Кара через плечо посмотрела на Кэлен.

– Как ты?

Кэлен выдавила улыбку.

– Хорошо.

Повернувшись, Кара опустила руки.

– Лорд Рал просил отвести тебя к нему, когда ты отдохнешь. Он собирается встретиться с тем аббатом.

Кэлен устало вздохнула. Ей не хотелось ни с кем встречаться, но хотелось быть с Ричардом и к тому же услышать, что может знать этот человек.

Кара прищурилась.

– Почему ты такая бледная?

– Просто я еще не совсем отдохнула. – Какое-то время Кэлен изучала голубые глаза Кары. – Ты не могла бы кое-что сделать для меня?

Кара наклонилась и осторожно взяла Кэлен за руку.

– Конечно, Мать-Исповедница. Что нужно?

– Пожалуйста, проследи, чтобы наши вещи перенесли.

Кара снова прищурилась.

– Перенесли?

Кэлен кивнула.

– В другую комнату. Я не хочу сегодня спать здесь.

Кара изучала ее лицо.

– Почему?

– Потому что ты посеяла во мне странные сомнения.

– Ты хочешь сказать, что думаешь, будто кто-то следил за тобой?

– Не знаю. Я устала. Наверное, мне померещилось.

Кара обогнула Кэлен и с эйджилом в руке зашла в комнату. Найда, статная блондинка с длинной косой, как у всех морд-ситов, шла чуть правее. Кара раздвинула шторы и заглянула за мебель, в то время как Найда осмотрела шкафы и пол под кроватью. Обе ничего не нашли. Кэлен не сомневалась, что они ничего не найдут, но понимала, что бесполезно убеждать морд-ситов умерить свою подозрительность.

– Нашла кого-нибудь в своей комнате? – спросила Кэлен, когда Кара, подбоченясь, осматривала помещение.

Быстрый переход