Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Кажется, мы с ней скоро подружимся. Возле выхода Джек разговаривает с Элизабет. С широкой улыбкой он спешит открыть мне дверь.

– Только после тебя, Ана, – бормочет он.

– Спасибо, – смущенно улыбаюсь я.

У тротуара меня ждет Тейлор. Он открывает заднюю дверцу автомобиля. Я нерешительно оглядываюсь на Джека, вышедшего следом за мной; мой босс с беспокойством смотрит на «Ауди SUV».

Я подхожу и сажусь на заднее сиденье. А там сидит он, Кристиан Грей, – в сером костюме, без галстука, ворот белой рубашки распахнут. Серые глаза сияют.

У меня моментально пересыхает во рту. Он выглядит потрясающе, вот только почему-то хмурится, глядя на меня. Почему?

– Когда ты ела в последний раз? – сердито спрашивает он, когда Тейлор захлопывает за мной дверцу.

Ну и ну!

– Привет, Кристиан. Да, я тоже рада тебя видеть.

– Ты мне зубы не заговаривай. Отвечай. – В его глазах сверкает гнев.

Гад!

– Ну… днем я съела йогурт. Да, еще банан.

– Когда ты в последний раз ела нормально? – едко спрашивает он.

Тейлор садится за руль, трогает с места «Ауди» и встраивается в поток автомобилей.

Я смотрю в окно. Джек машет мне, хотя не знаю, как он видит меня сквозь темное стекло. Я машу в ответ.

– Кто это? – резко спрашивает Кристиан.

– Мой босс. – Я гляжу краешком глаза на красивого мужика, сидящего рядом со мной. Его губы плотно сжаты.

– Ну? Твоя последняя нормальная еда?

– Кристиан, это тебя не касается, честное слово, – бормочу я, чувствуя себя при этом необычайно храброй.

– Меня касается все, что ты делаешь. Отвечай.

Да что ж такое! Я от досады мычу, закатываю глаза, а Кристиан сердито щурится. И впервые за много дней мне вдруг становится смешно. Я изо всех сил стараюсь подавить смех, грозящий вырваться наружу. Лицо Кристиана смягчается, и тень улыбки украшает его изумительно очерченные губы.

– Ну? – настаивает он, уже мягче.

– В прошлую пятницу, пасту с ракушками, – шепотом отвечаю я.

Он закрывает глаза. По его лицу пробегает тень гнева и, вероятно, сожаления.

– Понятно, – говорит он бесстрастным тоном. – Ты выглядишь похудевшей на несколько фунтов, а то и больше. Пожалуйста, ешь, Анастейша.

Я опускаю глаза и разглядываю свои сцепленные пальцы. Почему рядом с ним я всегда чувствую себя глупым непутевым ребенком?

Он поворачивается ко мне.

– Как дела? – мягко спрашивает он.

Ну, вообще-то, ужасно… Я сглатываю комок в горле.

– Если скажу, что все хорошо, то совру.

Он прерывисто вздыхает.

– Вот и у меня тоже, – бормочет он и сжимает мою руку. – Я скучал без тебя.

Ой, нет! Я чувствую кожей тепло его пальцев.

– Кристиан, я…

– Ана, пожалуйста, нам надо поговорить.

Сейчас я заплачу. Нет!

– Кристиан, я… не надо… я так много плакала, – шепчу я, пытаясь справиться с эмоциями.

– Не надо, малышка! – Он тянет меня за руку, и, не успев опомниться, я оказываюсь у него на коленях. Он обнимает меня и утыкается носом в мои волосы. – Я так скучал без тебя, Анастейша, – говорит он еле слышно.

Хочу высвободиться из его рук, сохранять дистанцию, но не получается. Он прижимает меня к груди. Я млею от блаженства. Ах, вот бы так было всегда!

Кладу голову ему на плечо, а он осыпает поцелуями мои волосы.

Быстрый переход