Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Я подумал, сейчас я к ней

подойду, и все такое. Подошел, стал у нее за спиной и положил руки на плечи, но она присела и выскользнула из-под моих рук - она тебя так

оборвет, если захочет! Смотрит, как кормят морских львов, а я стою сзади. Но руки ей на плечи класть не стал, вообще не трогал ее, боялся -

вдруг она от меня удерет. Странные они, эти ребята. С ними надо быть начеку.
     Идти рядом со мной она не захотела - мы уже отошли от бассейна, - но все-таки шла неподалеку. Держится одной стороны дорожки, а я - другой.

Тоже не особенно приятно, но уж лучше, чем идти за милю друг от друга, как раньше. Пошли посмотреть медведей на маленькой горке, но там смотреть

было нечего. Только один медведь вылез - белый, полярный. А другой, бурый, забрался в свою дурацкую берлогу и не выходил. Рядом со мной стоял

мальчишка в ковбойской шляпе по самые уши и все время повторял:
     - Пап, заставь его выйти! Пап, заставь его!
     Я смотрел на Фиби, но она даже не засмеялась. Знаете, как ребята обижаются. Они даже смеяться не станут, ни в какую.
     От медведей мы пошли к выходу, перешли через уличку в зоопарке, потом вышли через маленький тоннель, где всегда воняет. Через него проходят

к каруселям. Моя Фиби все еще не разговаривала, но уже шла совсем рядом со мной. Я взялся было за хлястик к нее на пальто, но она не позволила.
     - Убери, пожалуйста, руки! - говорит. Все еще дулась на меня. Но мы все ближе и ближе подходили к каруселям, и уже слышно, как играет эта

музыка, - там всегда играли "О Мэри!". Они эту песню играли уже лет пятьдесят назад, когда я был маленьким. Это самое лучшее в каруселях -

музыка всегда одна и та же.
     - А я думала, карусель зимой закрыта! - говорит вдруг Фиби. В первый раз со мной заговорила. Наверно, забыла, что обиделась.
     - Должно быть, потому, что скоро рождество, - говорю.
     Она ничего не ответила. Вспомнила, наверно, что обиделась на меня.
     - Хочешь прокатиться? спрашиваю. Я знаю, что ей очень хочется. Когда она была совсем кроха и мы с Алли и с Д.Б. водили ее в парк, она с ума

сходила по каруселям. Бывало, никак ее не оттащишь.
     - Я уже большая, - говорит. Я думал, она не ответит, но она ответила.
     - Глупости! Садись! Я тебя подожду! Ступай! - сказал я. Мы уже подошли к самым каруселям. На них каталось несколько ребят, совсем

маленьких, а родители сидели на скамейке и ждали. Я подошел к окошечку, где продавались билеты, и купил своей Фиби билетик. Купил и отдал ей.

Она уже стояла совсем рядом со мной. - Вот, - говорю, - нет, погоди минутку, забери-ка свои подарочные деньги, все забирай! - Хотел отдать ей

все деньги.
     - Нет, ты их держи. Ты их держи у себя, - говорит и вдруг добавляет:
     - Пожалуйста! Прошу тебя!
     Как-то неловко, когда тебя так просят, особенно когда это твоя собственная сестренка. Я даже расстроился. Но деньги пришлось сунуть в

карман.
     - А ты будешь кататься? - спросила она и посмотрела на меня как-то чудно. Видно было, что она уже совсем не сердится.
     - Может быть, в следующий раз. Сначала на тебя посмотрю. Билет у тебя?
     - Да.
     - Ну, ступай, а я посижу тут, на скамейке, посмотрю на тебя.
     Я сел на скамейку, а она подошла к карусели. Обошла все кругом. То есть она сначала обошла всю карусель кругом.
Быстрый переход