Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
 – Она очень способная девочка, но у нее серьезные проблемы с общением.

– Именно это и беспокоит ее отца.

– Отца? – переспросила Лори. – А мать? У нее нет матери?

Доктор Норвуд немного поколебалась.

– Мать девочки скончалась спустя несколько месяцев после ее рождения, а отец… У него весьма необычная профессия. Ему следовало бы поместить к нам Дженнифер с младенчества, но он сделал это только недавно, поэтому у девочки возникли определенные трудности с адаптацией. Теперь отец хочет нанять для Дженнифер частного преподавателя, который мог бы поселиться у него в доме и проводить с девочкой как можно больше времени: учить ее, общаться, играть, воспитывать. Мне показалось, Лори, что вас это заинтересует…

От неожиданности Лори даже слегка растерялась.

– Даже не знаю… – проговорила она, в задумчивости сдвинув темно-каштановые брови. – Не могли бы вы рассказать мне об этой работе поподробнее?

Марта Норвуд ответила не сразу. Некоторое время она пристально разглядывала свою самую перспективную преподавательницу умными голубыми глазами, потом, словно придя к какому-то решению, кивнула седеющей головой.

– Пожалуй, будет лучше, если вы узнаете все подробности непосредственно от нанимателя. Я же скажу только, что мистер Ривингтон хотел бы поселить вас и девочку в собственном доме в Нью-Мексико. Дом находится в небольшом поселке в горах, но все необходимое там есть. – Марта Норвуд дружески улыбнулась. – Я знаю, вам давно хотелось отдохнуть от Нью-Йорка, так что для вас это неплохой шанс сменить обстановку. Что касается непосредственно занятий с девочкой, то вашей квалификации для этого больше чем достаточно.

Лори негромко рассмеялась.

– Я выросла в Небраске, поэтому, наверное, никак не привыкну к Нью-Йорку – здесь слишком много людей и высотных домов. Правда, я прожила здесь уже больше восьми лет, но, если честно, я до сих пор скучаю по нашим степным просторам от горизонта до горизонта…. – Она тряхнула головой и привычным движением убрала за ухо упавший ей на лоб огненно-рыжий с золотистым отливом локон. – Но и в горах, я думаю, мне тоже будет неплохо. Это, впрочем, не самое главное… Больше всего меня беспокоит, не пытается ли мистер Ривингтон таким образом снять с себя ответственность за воспитание собственной дочери? Может, он из тех отцов, которые стесняются своих детей-инвалидов?

Марта Норвуд внимательно посмотрела на свои ухоженные, наманикюренные руки, которые сложила перед собой на блестящей поверхности стола.

– Не спешите с выводами, Лори, – мягко упрекнула она девушку, думая о том, что если у ее лучшей преподавательницы и есть какие-то недостатки, то главным из них является, наверное, склонность к скоропалительным суждениям, которая, впрочем, проистекала не от легкомыслия, а от особенностей характера и от… молодости. А молодость, как хорошо знала Марта Норвуд, это недостаток, который быстро проходит.

– Повторяю, – добавила она, – обстоятельства весьма необычны, и… В общем, будет лучше, если вы все узнаете сами, а потом примете решение.

С этими словами Марта встала, давая понять, что разговор закончен.

– Главное, не спешите, – повторила она. – Вам необязательно давать ответ именно сегодня. Мне бы хотелось, чтобы в ближайшие несколько дней вы как следует присмотрелись к Дженнифер. Проводите с ней больше времени, следите, как она на вас реагирует. Ну а потом, когда вам будет удобно, вы встретитесь с мистером Ривингтоном и все подробно обсудите.

– Я сделаю все, что смогу, доктор Норвуд.

– Вот и отлично.

Лори уже готова была выйти из дверей кабинета, когда Марта снова окликнула ее.

Быстрый переход