Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Но и на этом судьба не успокоилась, ибо у батюшки родились две дочки (я и моя сестра Тинара). В итоге ему все же сообщили о семейном проклятии, из-за которого в нашей семье последние два поколения рождаются исключительно девочки, вручив на воспитание еще и четырех племянниц.

Вот так батюшка — потомственный воевода, подолгу службы и по зову крови всю жизнь командующий исключительно мужчинами, — стал главой чисто женского семейства. Очень неугомонного семейства к тому же, весьма не способствующего душевному спокойствию! Правда, трудностей папенька не испугался и решил, что со всем разберется. А тут еще и указ государя подоспел о новом назначении. Супруга обрадовалась и настоятельно порекомендовала перевестись в Западное Крыло, ибо сей гарнизон соседствовал с разрушенным много лет назад ее родовым имением. Родитель спешно согласился, потому что знал — городок Западное Крыло граничит со Сверкающим Долом, краем эльфов. Это значило только одно — служба на благо Норуссии будет спокойной, ибо перворожденные так зачаровали свою сторону границы, что немногие смельчаки рисковали ее нарушить. Вот так мы и оказались на окраине страны, живя очень обособленно и выезжая в столицу только по большим праздникам. А души наши неугомонные требовали приключений, несмотря на все запреты строгого главы семейства…

— Ну и что вы поняли? — отвлек меня от раздумий голос Лиссандры.

— А что тут понимать? — отозвалась Йена, тряхнув светлой челкой. — Этель влюбилась в какого-то высокородного эльфа.

— Вот именно! Влюбилась! — многозначительно подтвердила Лисса и мечтательно закатила фиолетовые глаза.

Да, опять подумала я. Ох уж эти наши глаза… Точнее, их цвет! Все началось триста лет назад, с тех пор как наш предок женился на эльфийке, которая через год умерла при родах, успев что-то шепнуть над своей дочерью. Как оказалось, ее дар заключался в необычном цвете глаз, чтобы все понимали, чья это дочь! Вот после этого в нашей семье все девочки рождаются с глазами необычного для людей оттенка. Ну и мы не стали исключением! У Этель — глаза оттенка сочной зеленой травы, Лиссандра обладает глазами цвета ночных фиалок, а у ее родной сестры Латты очи имеют оттенок светлого аметиста. Йена смотрит на мир глазами разного цвета: левый имеет цвет весенней зелени, а правый — чистого голубого неба в жаркий день. Мои очи — желтые, как смола эльфийских сосен, которую зимой с риском для жизни добывают смельчаки, а потом продают эти прозрачные «камушки» ювелирам, делающим из них потрясающие по красоте дорогие украшения. В Норуссии очень ценится алатырь-камень. Ну а моя родная сестра Тинара глядит на мир глазами глубокого оттенка сверкающего серебра.

— Нилия, — потрясла меня за плечо Йена, — еще раз спрашиваю! Ты с нами?

— Я?.. Нуда… наверное, — промямлила я.

— И куда же мы собрались? — В голосе Лиссы явно проскальзывала издевка.

— Каюсь, прослушала, — повинилась я.

— И о чем ты сегодня все думаешь? — осведомилась Йена.

— Об Этель. Точнее, о том, как ее с эльфом поженить! — не моргнув глазом солгала я.

— А мы тут о чем толкуем?! — возмутилась Лиссандра.

Я пожала плечами:

— Ну, собственно, в нас ведь тоже есть доля эльфийской крови. Именно об этом говорит приставка «мир» перед фамилией.

— Ну а мы о чем?

— Вот, вот эльфов и тянет к нам!

— Хм… Как только слышат нашу фамилию мир Лоо’Эльтариус, так и падают на колени, — не удержалась я.

— Не шути так! Сама же знаешь, кем была первая и единственная эльфийка в нашем роду! — напомнила Лисса.

Быстрый переход