Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Огорчало ведуний только одно — вместо сильных магов в этих семьях стали появляться на свет ущербные ведьмаки, видимо, Тилл так наказал подопечных своей непокорной супруги. Эту горечь несколько смягчал тот факт, что и магам их неодаренные жены рождали слабых девочек, магинь, которые могли создавать лишь слабую искру, а не полноценный пожар. Это Эрия отомстила вероломному супругу, лишив его подопечных своей поддержки.

Ведьмы ненавидели магов до глубины души, а они в ответ презирали нас, старались унизить, заставить покориться их пламенной силе. Нас поддерживала богиня, и мы сопротивлялись им целые столетия, пока два века назад в Виоре не объявился очень сильный огневик Дарэф. Маги воспряли духом и усилили свой натиск, ведьмы глотали злые слезы, но не сдавались. Хвала богине, Дарэф исчез пятьдесят лет назад, и маги вынуждены были отступить.

Бывало, что кто-то из огневиков нет-нет, да и похитит какую-нибудь неопытную ведьмочку, закроет в своем неприступном замке, очарует, заманит в любовные сети, желая получить от нее ребенка, владеющего всеми четырьмя стихиями. Да только все напрасно! Все такие случаи заканчивались они одним и тем же: обвинениями мага и слезами ведьмы. Конфликт наш продолжался, страсти из века в век накалялись, вражда передавалась из поколения в поколение.

И вот три года назад на престол Озерного Края взошла новая государыня — Маресса. Молодая, но очень сильная и не по годам мудрая ведьма. Уж не ведаю, где и при каких обстоятельствах богиня свела ее с правителем Солнечного Края, только с тех пор по миру ходили устойчивые слухи о том, будто Маресса и Фирион полюбили друг друга. Любовь эта хоть и не привела двух владык к супружеству, зато способствовала подписанию мира.

Два года назад на Нейтральной Полосе, как называлась безжизненная равнина между нашими государствами, выжженная многочисленными сражениями, встретились два посольства и объявили мир.

Это, конечно, не означало, что мы с магами резко полюбили друг друга, но у ведьм появилась надежда на спокойную жизнь. Теперь можно было не опасаться того, что посередине ночи в небе над Омбрией залетают маги на своих огнедышащих ящерах, сжигая все вокруг. Самый страшный кошмар моего детства наконец-то закончился.

Лодка мягко уткнулась носом в деревянный мосток, а волна плавно схлынула назад. Я поблагодарила ее, перепрыгнула на деревянный настил, привязала свое имущество и высадила Солнышку.

Перед яслями, куда ходила дочка, было многолюдно, но моя Алийта уверенно провела меня внутрь большого светлого здания, важно поприветствовала своих воспитательниц, помахала мне рукой и упорхнула к другим маленьким ведьмочкам.

Подходя к оставленной у причала лодке, я приметила знакомую спину, до половины прикрытую непослушными рыжими прядками.

— Аниика? — крикнула я на подходе, не рискуя сообщать всем домашнее или родовое имя кузины, то самое, которое давали каждой ведьме при рождении и которое знали только те, кто входил в ближний круг каждой конкретной ведьмы.

Младшая сестрица оглянулась и заполошно начала говорить:

— Снеженика, ты должна мне помочь! Я опаздываю в Школу, а свою лодку я вчера пожертвовала для дела Талису!

— Талису? — я вспомнила утреннюю встречу.

— Да, — подтвердила свои слова кузина, — у него сегодня важное задание, а он по глупости остался без своего средства передвижения.

— Ну, и в какую очередную переделку попал твой друг? — не теряя времени даром, отвязала лодочку и пригласила младшую на борт.

Веснушка ловко слевитировала в лодку, села на скамью и закрутила головой по сторонам.

— Ты чего такая встревоженная? — озадаченно поинтересовалась я у нее. Какие-то трудности в Школе? Так, вроде, учебный год еще только-только начался…

— Дело не в учебе, — пригорюнилась сестрица.

Загрузка...
Быстрый переход