Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Из Асодара прислали известие, что у меня родился брат. А потом пришла весточка от Рона, ее принес как-то на утре ворон, влетая в распахнутое окно и пробуждая меня своим громким карканьем. Трясущимися от волнениями руками, я отвязала от птичьей лапы письмецо, сердце екнуло, когда глаза узрели буквы, написанные знакомым почерком. Любимый писал, что очень скучает и волнуется, рассказал о том, чем занимается и спрашивал у меня, что я делаю. Вполне честно ответила, что забочусь о детях, и сообщила о предстоящем дне рождении Солнышки, а после отправила ответ и пошла готовить праздничный торт.

Вскоре на кухне появилась заспанная и взлохмаченная Веснушка. Поминутно зевая, сестра предложила свою помощь, а потом, заполошно махая руками, убежала обратно, крича что-то о цветах для Алийты.

Днем к нам заглянули Ветла с Аритой и Лийта со своими дочерьми и Норикой, а также Тера. Дружной компанией мы весело отметили праздник, а вечером пришел Вех с подарками для дочки. Согласно традиции мы вместе с ним обратились к Солнышке.

— Милая, что тебе сегодня снилось? — спросила я.

— Какой сон тебе ниспослала богиня, как теперь тебя величать? — улыбнулся Вех.

Алийта весьма серьезно оглядела нас обоих и уверенно выдала:

— Снилась мне синица, но я решила, что Синицыной не стану! Надеюсь, богиня не накажет меня за то, что я приму твою фамилию, папочка. Я буду Алийтой Лебедевой.

Мы с Вехом обменялись встревоженными взглядами, а Веснушка, немного подумав, поддержала Солнышку:

— Думаю, что нет никакой разницы в том, Лебедевой ты будешь или Синицыной! В конце концов, и лебедь, и синица — птицы!

Теперь Вех с укоризной глядел на меня, сделалось как-то неловко, но я только пожала плечами в ответ.

— Мятежницы и бунтарки! — вынес свой вердикт ведьмак и тяжело вздохнул.

— Я расстроила тебя? — Солнышка, забравшись на колени родителя, с мольбой посмотрела ему в глаза.

— Нет, я все равно вас люблю и готов поддерживать во всем, — теперь выразительный взгляд был подарен мне.

Я знала, что он подразумевает, потому как, едва узнав о моей беременности, бывший Хранитель предложил свою помощь в воспитании ребенка, но я отказалась.

Вех покачал головой, выражая свое отношение ко всему происходящему, но смиренно обнял дочку и улыбнулся:

— Я рад, что ты сделала свой выбор и готова отстаивать его! Смелая, вся в мамку, — прозвучало совсем нерадостно.

Веснушка громко фыркнула, и мне пришлось с выражением поглядеть на нее, Алийта обнимала своего папеньку, а он молчал, нервно постукивая костяшками пальцев по столу. За окном весело щебетала птахи, воспевая чудный летний денек на разные лады, легкий ветерок приносил с улицы аромат цветов, которые буйно разрослись в нашем саду, а на моей душе было как-то неспокойно, словно что-то вот-вот должно было произойти.

С приближением ночи это чувство все усиливалось и усиливалось, заставляя меня ходить из угла в угол, вызывая вопросы у Солнышки и Веснушки. Ребенок внутри меня, ощущая мои переживания, беспокойно зашевелился. Стук в дверь раздался неожиданно, и я с тревогой на сердце бросилась открывать. Девочки поспешили за мной, но к нашему бескрайнему удивлению на крыльце никого не было — только лежал букет пионов, еще один к тем, что уже были расставлены по вазам. Алийта любила эти цветы.

— Это мне! — радостно взвизгнула она и выбежала, чтобы поднять свой подарок.

— Кажется, у тебя появился тайный поклонник, — улыбнулась Ани, и я нахмурилась, догадываясь, кто мог принести эти цветы и волнуясь еще сильнее.

Сын в животе зашевелился активнее и вдобавок ударил меня своей маленькой ножкой, вызвав мучительный стон.

— Что? — девочки обе разом встрепенулись.

— Идемте в дом, — с несчастным видом улыбнулась я, прикрывая дверь.

Быстрый переход