Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
За спиной у них росли сосны, и герои знали, что еще немного — и их ждет обрыв и поле внизу. Однако же троввы все напирали и напирали, разевая пасти, размахивая когтистыми руками, урча от голода.

— Вот теперь, — сказал Свейн, — неплохо бы нам сюда немного света, хотя бы затем, чтобы мы могли проснуться и начать сражаться по-настоящему. А то я все это время дремал, и отдых пошел мне на пользу!

И не успел он это сказать, как луна наконец вышла из-за туч и ярко осветила все происходящее. Это случилось как бы в ответ на просьбу Свейна, вот почему мы, люди его рода, и по сей день носим черное с серебром.

И в ослепительном лунном свете сделалось видно все вокруг: огромная скала, вздымающаяся над полем, ее склон, черный от тел троввов, само поле, бесчисленные дыры и ямы, откуда лезли все новые враги, и вершина скалы, где, всего шагах в десяти от обрыва, стояли насмерть десятеро героев.

— Друзья мои, — сказал тогда Свейн, — теперь середина лета. Ночь не будет длиться вечно.

И с этими словами все десятеро издали могучий боевой клич и радостно удвоили усилия, и ни один из них не сделал больше ни шага в сторону обрыва.

 

Наступил рассвет. Над морем взошло солнце. Когда стало светло, люди из соседнего Дома, что всю ночь лежали в своих постелях без сна, дрожа от страха, отперли ворота и решились выйти в поля. Теперь сделалось очень тихо.

Они шли через поле, пробираясь между дырами и ямами, и, подойдя к подножию скалы, увидели, что там, точно мякина на току, навалены трупы троввов.

Тут люди посмотрели наверх, и показалось им, что высоко на скале стоят плечом к плечу двенадцать воинов. Однако лучи утреннего солнца светили так ярко, что разглядеть было трудно. Люди торопливо полезли наверх и нашли на самой вершине десять трупов воинов. Те лежали рядом, плечом к плечу, глядя незрячими глазами, и руки их, сжимавшие мечи, еще не успели остынуть.

Вот так-то! Вот тебе история, все как было. С того самого дня ни один тровв не решился проникнуть в долину, хотя они по-прежнему следят за нами голодными глазами сверху, с утесов.

А теперь дай-ка мне эля. Что-то в горле совсем пересохло.

 

Часть первая

 

Глава 1

 

Свейн был еще младенцем, когда пришел в эту долину вместе с поселенцами. Они так много времени провели в горах, что солнце и снег сожгли их лица дочерна. И когда они наконец спустились в чудесные зеленые леса, то остановились отдохнуть на тихой поляне. Малыш Свейн сидел в траве и смотрел по сторонам. И что же он видел? Видел он небо, деревья и спящих родителей. А еще он увидел большую черную змею, которая выползла из-за бревна и обнажила ядовитые зубы, готовясь вонзить их в горло его матери. И что же он сделал? Он протянул свои короткие пухлые ручонки и ухватил змею за хвост. Когда родители проснулись, они увидели улыбающегося Свейна, а в кулачке у него — придушенную змею, которая болталась, как веревка.

Отец Свейна сказал:

— Это явное знамение. Наш сын вырастет героем. Когда станет достаточно взрослым, он получит мой меч и серебряный пояс, и с ними он никогда не будет знать поражений.

Мать Свейна сказала:

— Эта долина будет принадлежать ему. Давай построим здесь усадьбу. Это место сулит нам удачу.

Так и сделали. Прочие поселенцы рассеялись по долине, но наш Дом, первый и самый могущественный, был построен прямо здесь.

 

Халли Свейнссон родился вскоре после полудня, в день зимнего солнцестояния, когда над Домом Свейна нависали снежные тучи и подножий гор было не видно. В самый час его рождения на старые троввские стены намело столько снегу, что кусок кладки не выдержал и рухнул. Одни говорили, что это сулит мальчику много хорошего, другие говорили — что много дурного. Человек, чьих свиней завалило камнями, на этот счет ничего не говорил, но потребовал возмещения от родителей младенца.

Загрузка...
Быстрый переход