Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Самым агрессивным был старший, Мартин Эллен, но его давно не было видно. Эмили слышала, что он сидит в тюрьме.

Уйдя подальше от компании, она остановилась, пристроила санки на краю рва и села. Перед ней простирался крутой и опасный склон: все ямы и булыжники коварно скрывались под снегом. Эмили немного помедлила, стиснула зубы и устремилась вперед.

Снежные брызги, вихрь ледяного ветра, тряская белая воронка. А потом санки выровнялись и остановились у подножия противоположного склона. Эмили бросило вперед, вытянутые вперед ботинки пропахали борозду в снегу.

Все. Целых три секунды полета.

Эмили сидела, отдуваясь, расплывшись в восторженной улыбке.

И тут что-то ударило ее в лицо.

Голова откинулась вбок, изо рта вырвался вскрик – щеку ожгло резкой ледяной болью. Она испугалась в основном оттого, что это случилось внезапно. Так-то оно понятно, что это снежок, но ощущение было, как от удара кулаком.

Раздался хохот. Что-то еще просвистело перед самым лицом. Еще один снаряд ударил ее в ногу, засыпав глаза ледяной крошкой.

Эмили поднялась на ноги, споткнулась о веревку от санок. Она наполовину ослепла: на глазах выступили слезы. Как сквозь мокрое стекло она увидела невдалеке, на краю рва, своих противников. В воздухе снова засвистели снежки: пара из них ударила ее в грудь и в живот. Она наклонилась, подобрала веревку, повернулась и заковыляла прочь по сугробам.

Поскользнулась, чуть не упала, выпрямилась – и тут огромный ком снега прилетел ей в затылок; шапка с нее свалилась в россыпи частиц льда, и Эмили поняла, что сейчас разревется.

Она побежала дальше, бросив шапку валяться, где упала. Бежать быстро не получалось – снег был слишком глубокий, – но постепенно град снежков поредел, и насмешливые выкрики стали затихать. Еще один снаряд ударил ее по ноге, еще один снежок пролетел мимо уха, потом преследователи отстали.

Эмили бежала все дальше по дну рва и чуть не плакала от обиды и ярости. Наконец она рискнула оглянуться назад и обнаружила, что свернула за поворот рва и теперь противникам ее не видно.

Она перешла на шаг. Склоны по обе стороны были слишком крутые, чтобы выбраться, но Эмили знала, что дальше будет место, где вырезаны в дерне ступеньки, ведущие наверх, к мосту. Оттуда можно будет дойти до изгороди и вернуться домой.

Из снега на вершине правого склона вынырнул кусок внешней стены. Эх, вот бы спихнуть ее на этих дураков, которые на нее напали! Теперь Эмили уже не плакала. Она шла и гневно пинала снег на каждом шагу. Кейти Ферн, Дейрдре Поллард – этим она уж отплатит, вот увидите! Но с парнями она никогда и ничего сделать не сможет – они слишком здоровые, даже этот придурок Саймон.

Ах, как она их ненавидит! И их, и всю деревню! Тут все такие тупые, такие безмозглые, и Эмили всегда одна, и заняться тут совершенно нечем. Катание на санках – это единственный способ как-то развеять скуку рождественских каникул, а теперь ее за это вздули! И больше тут пойти абсолютно некуда. На двадцать миль во все стороны – сплошная плоская равнина, бесконечная унылая скатерть серо-белых полей, расчерченная замерзшими канавами, ручейками и речушками. Всюду вода и грязь и ни единого нормального склона. Замковый ров был единственным местом, куда можно прийти с санками, а теперь ее оттуда прогнали, и придется возвращаться в свой скучный дом, к скучным родителям…

Эмили была настолько поглощена гневом и отчаянием, что не замечала впереди человека, пока не подошла почти вплотную. Но тут внезапное движение заставило ее поднять глаза. Впереди, на дне рва, стоял незнакомый мальчишка.

Он выглядел немного постарше ее, лет пятнадцати или около того, худощавый, с копной черных волос, торчащих во все стороны из-под синей лыжной шапки. От холода его защищал голубой анорак, но на ногах у него были кроссовки, которые наверняка промокли насквозь. И он был без перчаток. Он сгребал горсти снега, лепил голыми руками крепкие снежки и запускал их в сторону разрушенной стены на склоне.

Загрузка...
Быстрый переход