Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Он сгребал горсти снега, лепил голыми руками крепкие снежки и запускал их в сторону разрушенной стены на склоне. Снежки либо попадали в каменную кладку, либо с легким шорохом исчезали в снегу у подножия стены. На стене никого не было – по крайней мере, Эмили никого не увидела. Мальчишка был один.

Эмили остановилась и стала на него смотреть. Мальчишка не подавал виду, что ее заметил. Он наклонился, чтобы слепить очередной снежок. И снова швырнул его, швырнул изо всех сил и неодобрительно хмыкнул, когда снежок упал в снег на склоне.

Руки у него покраснели от холода.

– Ты что, пытаешься перекинуть снежок через стену? – спросила Эмили.

Мальчишка даже не обернулся.

– Ага.

– Так высоко же!

– Один раз у меня получилось, а теперь руки устали.

– Почему же ты не бросишь это дело?

Мальчишка ничего не ответил, слепил замерзающими пальцами еще один снежок и швырнул. Снежок бесславно плюхнулся где-то на середине склона.

– Я бы на твоем месте бросила, – сказала Эмили.

– Тут осадная машина нужна, – объявил мальчишка, отряхнув руки о куртку и сунув их в карманы. – Ну, знаешь, мощная такая катапульта. Тогда бы я мог это делать за несколько миль.

– Чего делать-то?

– Метать камни в защитников крепости. Или пылающие комья смолы, чтобы ее поджечь. Так было бы лучше всего.

Эмили пригляделась к мальчишке. У него было вытянутое, серьезное лицо, бледная кожа и темные глаза, которые стремительно перебегали с нее на стену наверху и обратно.

– А я думала, замки каменные, – с готовностью откликнулась она. – И огонь им нипочем.

– Многие постройки были деревянные, – объяснил мальчик. – Но да, ты права. От огня толку будет мало, разве что поджарить нескольких защитников. Ну, разумеется, – добавил он, – можно еще метать головы.

– Головы?

– Головы врагов. Солдат, убитых в стычках, или местных крестьян. Можно было бы отрубать им головы и швырять через стену, чтобы они сыпались дождем на их родственников и друзей. Психологическая война.

– Нет уж, пусть лучше будут снежки! – сказала Эмили.

Наступило молчание.

– А ты здешняя? – спросил мальчик.

– Я из деревни. А ты?

– Я на велике приехал из Кингс-Линна. Всего полчаса езды.

– И где же твой велик?

– Спрятал в дырке в изгороди.

– А-а.

Разговор, похоже, был исчерпан. Эмили видела впереди ступеньки, ведущие из рва наверх. Она пошла было дальше.

– А тебе не нравятся замки? – спросил вдруг мальчишка.

– Нравятся, но сейчас я замерзла. Мне надо идти.

– Замки классные! Ни один не похож на другие. Понимаешь, им все время приходилось вносить что-то новое, потому что методы ведения войны совершенствовались. Вот этот замок – он, конечно, один из наиболее ранних.

– Да?

Эмили переминалась с ноги на ногу, но уйти, пока парень треплется, казалось невежливым.

– Это видно, потому что здесь цитадель. Позднее таких башен-донжонов уже не строили. Они были мощными, но слишком тесными. А если у них были прямые углы, их всегда подрывали. Ну, в смысле, делали подкопы.

– А вот под нашу цитадель подкопа так и не сделали! – сказала Эмили, ощущая некую гордость за свой замок.

– Знаю. Но посмотри на эти внешние стены! Видишь, их взрывали. Кто?

Вопрос был не риторический – парень явно ждал ответа.

– Понятия не имею.

– У-у… – протянул мальчишка разочарованным тоном, который слегка задел Эмили.

Загрузка...
Быстрый переход