Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
В моем сердце запылало пламя, посылая по всему телу искорки любви и нежности.

– Прочитала? – Супруг приподнял бровь и указал на письмо.

– Ты уже знаешь?

– Мне Сэмтер сообщил, что у него родилась внучка – первая рожденная за три сотни лет нагиня.

– И что сие означает?

– А помнишь, как три месяца назад все родные удивлялись нашему Тайвирру?

– Это ты о том, что родился первый на Омуре дракон – высший целитель? По крайней мере, Латта утверждает, что у нашего сына именно такой дар.

– И он дракон! – прозвучало с непередаваемой гордостью.

– Дракон, – все видели узор на его спине, – вздохнула я.

– То, что у Эланы с Лерианом родилась дочь, а у нас с тобой такой уникальный дракон, говорит только об одном…

– О чем? – подскочила я.

– О том, что Омур меняется, меняются его жители и…

– И кто? Враги?

– Этот вопрос задай своей рыжей подружке потом, а пока собирайся, нас уже ждут. С днем рождения, ма-шерра! – Мне протянули букет моих любимых ромашек, которые так радовали меня…

 

Андер и Дарин, помахав на прощанье всем, выскочили из-за стола и убежали осматривать окрестности. Оба воина-эртара готовились к поступлению в Ширасс и поэтому постоянно тренировались. Раон ушел вместе с ними, дабы во время тренировки никто из местных не пострадал, а окрестный лес остался цел. Их жены остались здесь, присматривать за детьми. Рилана укачивала пятимесячного сына, Ольяна кормила с ложки годовалую дочь, а Нелика гладила свой сильно округлившийся живот – чета ир Бальт ожидала второго сына, а их дочка играла поблизости с моей озорницей.

Этель обнимала Гронана и из-под полуопущенных век наблюдала за сыновьями. Лисса и Йена тихо беседовали между собой, Ксимер играл с полугодовалым сыном на траве, а Эльлинир обнимал всех трех своих дочерей. Тинара и Лардан спорили у раскидистых кустов, и это было делом для всех привычным. Младшая и ее оборотень все никак не хотели угомониться, несмотря на то, что у них уже подрастало два сына-близнеца.

Латта обнимала разомлевшего Дэнариона, который за три года их брака растерял все свое эльфийское высокомерие и ехидство. Зила и Осмус что-то выговаривали своему младшему сыну. Ристон и Тейя громко обсуждали дела своей совместной практики, за их спинами выразительно переглядывались два их сына – некромант и ведьмак. Повзрослевшая и похорошевшая Поля крутилась вокруг Конориса. Воин-эртар и странствующий боевой маг, увидев девочку впервые за долгие годы, был сражен наповал и теперь выглядел растерянным и влюбленным. За ними с улыбками наблюдали Лейс, Ланира и Сая с Петфордом. Вира и Леорвиль переговаривались с парой Даниса и Иванны. Аррибелла и Тарнион выслушивали монолог Фелларина, а Левалика с малышом на руках хмуро наблюдала за всем этим. Что такое там говорит этот демон?

Корин, Вирт и Рион, все одинокие мужчины, попивали вино и обсуждали что-то серьезное. Неподалеку расположились Герис, Лианур и Катбер вместе со своими женами, а также Ирния с Демьяном и Орин со своей женой-эльфийкой, быстро вписавшейся в нашу разношерстную компанию.

Родители расположились чуть поодаль, наблюдая за бегающими вокруг детьми, коих было много.

Мне вспомнилась Агнэя, хоть мы и не виделись давно, но я знала, что у моей иномирной подруги все сложилось хорошо – Бабочка передавала весточки через зверей Ксимера.

Наш старшенький сынок Ширион с заговорщицким видом подбивал Сильмиура, старшего сына Лиссы, и Кейару, старшую дочь Андера, на очередные подвиги. Уж сколько я с ним натерпелась! Проказник, шалун, непоседа, стремящийся изучить все на свете! Шайнер только плечами пожимал в ответ на все мои охи и с гордостью отвечал:

– А ты чего хотела? Ширион – дракон! Наследный князь Ранделшайна, наш сын – ему и положено так себя вести.

Загрузка...
Быстрый переход