Загрузка...
Изменить размер шрифта - +

– Но ты уже дал мне счастье, – хмурюсь я.
– Не сейчас, не тем, что я сделал, не тем, что мне хочется делать.
О черт. Так значит, правда. Несовместимость, вот в чем причина наших разногласий. Я вспоминаю всех несчастных девушек, бывших его сабами.
– Нам никогда не преодолеть этого? – шепотом говорю я, сжавшись от страха.
Кристиан горестно качает головой. Я закрываю глаза.
– Что ж, пожалуй, мне пора. – Морщась, я сажусь на кровати.
– Нет, не уходи, – молит Кристиан в отчаянии.
– Оставаться нет смысла.
Внезапно на меня наваливается смертельная усталость, и я хочу одного – поскорее уйти. Я встаю с постели.
– Мне нужно одеться, и я хочу побыть одна, – говорю я без выражения и выхожу, оставив Кристиана в одиночестве.
Спускаясь вниз, я заглядываю в гостиную, вспоминая, что всего несколько часов назад Кристиан играл на рояле, а моя голова покоилась у него на

плече. С тех пор столько всего случилось. У меня открылись глаза, я увидела его порочность, поняла, что он неспособен любить – ни принимать

любовь, ни отдавать ее. Осуществились мои худшие страхи. Как ни странно, я ощущаю освобождение.
Боль так сильна, что я отказываюсь ее признать. Все мои чувства онемели. Я словно наблюдаю со стороны за драмой, совершающейся не со мной. Встаю

под душ, тщательно моюсь. Выжимаю жидкое мыло на руку, ставлю флакон на полку, тру мочалкой лицо, плечи… снова и снова, и простые, механические

движения рождают простые механические мысли.
Выйдя из душа, я быстро вытираюсь – голову я не мыла. Вытягиваю из сумки джинсы и футболку. Кожа под джинсами саднит, но я не жалуюсь –

физическая боль отвлекает от разбитого вдребезги сердца.
Я наклоняюсь, чтобы застегнуть сумку, и замечаю подарок, который купила Кристиану: модель планера «Бланик L-23». На глаза набегают слезы. О нет…

добрые старые времена, когда в моем сердце еще жила надежда. Я вытягиваю коробку из сумки, понимая, что должна вручить подарок. Вырвав листок из

записной книжки, торопливо пишу:

Это напоминало мне о счастливых временах. Спасибо. Ана.

Я поднимаю глаза. Из зеркала на меня смотрит бледный призрак. Стягиваю волосы в хвост, не обращая внимания на опухшие от слез веки. Подсознание

одобрительно кивает – ему не до попреков. Трудно смириться с тем, что твой мир обратился бесплодным пеплом, а надежды и мечты безжалостно

растоптаны. Нет, я не стану сейчас об этом думать. Глубоко вдохнув, я поднимаю сумку и, оставив подарок и записку на подушке Кристиана, иду в

большую гостиную.
Кристиан разговаривает по телефону. На нем черные джинсы и футболка, ноги босые.
– Что-что он сказал? – кричит Кристиан в трубку, заставляя меня подпрыгнуть. – Что ж, он может говорить чертову правду. Мне нужен его номер, я

должен с ним переговорить… Уэлч, это полный провал. – Кристиан поднимает глаза и впивается в меня задумчивым мрачным взглядом. – Найди ее, –

коротко бросает он в трубку и отключается.
Я подхожу к дивану, чтобы взять рюкзак, старательно делая вид, что не замечаю Кристиана. Вытащив «мак», отношу его на кухню и аккуратно ставлю

на стол, рядом с «блэкберри» и ключами от машины. Когда я оборачиваюсь, Кристиан смотрит на меня с нескрываемым ужасом.
– Мне нужны деньги, который Тейлор выручил за «жука», – говорю я тихо и спокойно… Невероятно, я сама себя не узнаю.
– Ана, прекрати, эти вещи принадлежат тебе, – говорит он изумленно. – Пожалуйста, забери их.
– Нет, Кристиан, я взяла их на определенных условиях.
Загрузка...
Быстрый переход