Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Я вспоминаю

Хосе и его не-удачную попытку поцеловать меня. Наверное, это чересчур жестоко, все же надо было ему позвонить. Ладно… Подождет до завтра.
– Через пару минут мы будем на месте, – небрежно роняет Кристиан, и внезапно кровь начинает стучать у меня в висках, сердце ускоряется, и

адреналин течет по жилам. Он раз-говаривает с диспетчером, но я уже не вслушиваюсь. О господи… Я вот-вот потеряю со-знание. Моя судьба в его

руках.
Впереди показался небоскреб с вертолетной площадкой на крыше. На ней белыми буквами написано слово «Эскала». Она все ближе и ближе, больше и

больше… как и мое волнение. Надеюсь, я не обману его ожидания. Он решит, что я его недостойна. Надо было слушаться Кейт и взять у нее какое-

нибудь из ее платьев, но мне нравятся мои черные джинсы. Сверху на мне мятного цвета блузка и черный пиджак из гардероба Кейт. Вид вполне

приличный. «Я справлюсь. Я справлюсь», – повторяю я как мантру, вцепившись в край сиденья.
Вертолет зависает, и Кристиан сажает его на площадку на крыше. Мое сердце выпры-гивает из груди. Я сама не понимаю, что со мной: нервное

ожидание, облегчение от того, что мы добрались целыми и невредимыми, или боязнь неудачи. Он выключает мотор: лопа-сти постепенно замедляются,

шум стихает, и вот уже не слышно ничего, кроме моего пре-рывистого дыхания. Кристиан снимает наушники с себя и с меня.
– Все, приехали, – говорит он негромко.
Половина его лица освещена ярким светом прожектора, другая половина – в глубокой тени. Темный рыцарь и белый рыцарь – подходящая метафора для

Кристиана. Я чувствую, что он напряжен. Его челюсти сведены, глаза прикрыты. Он отстегивает сначала свои рем-ни, потом мои. Его лицо совсем

рядом.
– Ты не должна делать того, что тебе не хочется. Ты понимаешь? – Кристиан говорит серьезно, даже отчаянно, серые глаза не выдают никаких чувств.
– Я никогда не стану делать что-то против своей Коли. – Я не совсем уверена в прав-дивости своих слов, питому что ради мужчины, который сейчас

сидит рядом со мной, я го-това на все. Но это сработало. Он поверил.
Окинув меня внимательным взглядом, Кристиан, грациозно, несмотря на свой высокий рост, подходит к двери, распахивает ее и, спрыгнув на землю,

протягивает руку, чтобы я могла спуститься на площадку. Снаружи очень ветрено, и мне не по себе при мысли, что я стою на высоте тридцатого этажа

и вокруг нет никакого барьера. Мой спутник обнимает меня за талию и крепко прижимает к себе.
– Идем, – командует Кристиан, перекрикивая шум ветра. Мы подходим к лифту, он набирает на панели код, и дверь открывается. Внутри тепло, стены

сделаны из зеркального стекла. Всюду, куда ни посмотри, бесконечные отражения Кристиана, и самое приятное, что в зеркалах он бесконечно обнимает

меня. Кристиан нажимает другую кнопку, двери закрываются, и лифт идет вниз.
Через пару секунд мы попадаем в абсолютно белое фойе, посередине которого стоит большой круглый стол черного дерева, а на нем – ваза с огромными

белыми цветами. Все стены увешаны картинами. Кристиан открывает двойные двери, и белая тема продолжается по всей длине коридора до великолепной

двухсветной залы. Гостиная. Огромная – это еще мягко сказано. Дальняя стена стеклянная и выходит на балкон.
Справа – диван в форме подковы, на котором легко разместятся десять человек. Перед ним современный камин из нержавеющей стали – а может, и

платиновый, кто его знает. Огонь уже зажжен и ярко пылает. Справа, рядом с входом, – кухонная зона. Она вся белая, за исключением столешниц

темного дерева и барной стойки человек на шесть.
Быстрый переход