Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Кристиан снимает шорты, сбрасывает

шлепанцы, и я теряю нить мыслей и забываю обо всем на свете.
– Пойдем искупаемся. – Кристиан протягивает руку, а я оцепенело смотрю на него снизу вверх. – Поплаваем? – спрашивает он, чуть склонив голову

набок, с лукавым выраже-нием на лице. Я молчу, и он медленно качает головой. – По-моему, тебя пора встряхнуть.
Кристиан вдруг оказывается рядом, наклоняется и поднимает меня на руки. Я визжу – скорее от неожиданности, чем от страха.
– Отпусти меня! Отпусти!
– Только в море, детка, – ухмыляется он.
Несколько загорающих наблюдает за нами с вялым любопытством, которое, как я те-перь понимаю, характерно для французов. Кристиан входит в воду и,

смеясь, идет дальше.
Я обхватываю его за шею и, изо всех сил стараясь не прыснуть со смеху, говорю:
– Ты не посмеешь.
Кристиан с усмешкой смотрит на меня сверху.
– Ана, малышка моя, неужели ты так ничего и не поняла за то короткое время, что мы знакомы?
Он наклоняет голову и целует меня, а я, пользуясь случаем, запускаю пальцы ему в во-лосы, ухватываюсь обеими руками и возвращаю поцелуй. Мой

язык проскальзывает между его губ. Он резко втягивает воздух и выпрямляется. Дымка желания застилает его глаза, но и сквозь нее проглядывает

настороженность.
– Меня не проведешь. Я твои игры знаю, – шепчет он, медленно погружаясь в чистую прохладную воду – вместе со мной. Его губы снова находят мои, и

я обвиваюсь вокруг му-жа, уже не замечая освежающей прохлады моря.
– Ты же вроде бы хотел поплавать.
– С тобой поплаваешь. – Он покусывает мою нижнюю губу. – И все-таки мне бы не хотелось, чтобы благочестивые жители Монте-Карло видели мою жену в

пароксизме стра-сти.
Я приникаю к колючему, щекочущему язык подбородку, и мне нет никакого дела до благочестивых горожан.
– Ана, – хрипит Кристиан и, обернув мой «хвост» вокруг запястья, оттягивает мне го-лову назад и пробегает поцелуями по шее – от уха и вниз.
– Хочешь… в море? – выдыхает он.
– Да, – шепчу я.
Кристиан отстраняется и смотрит на меня сверху вниз. Глаза теплые, в них – желание и лукавство.
– Миссис Грей, вы ненасытны. И вы такая бесстыдная. Что за монстра я создал?
– Монстра себе в пару. Разве ты терпел бы меня другую?
– Я возьму тебя по-всякому, как только сумею. И ты это знаешь. Но не сейчас. Не на публике. – Он кивает в сторону берега.
Что?
И действительно, несколько человек из загорающих очнулись от апатии и смотрят на нас с некоторым интересом. Кристиан вдруг обхватывает меня за

талию и подбрасывает. Я взлетаю над водой, падаю в воду, опускаюсь на мягкий песок и тут же выныриваю, кашляя, отплевываясь и против воли

смеясь.
– Кристиан! – Я притворно хмурюсь. Думала, мы займемся любовью в море, и уже со-биралась сделать первую отметку. Он смотрит на меня, прикусив

губу, чтобы не расплыться в улыбке. Я брызгаю в него водой – он отвечает.
– У нас еще вся ночь впереди. – На его лице глупая, счастливая улыбка. – Потом, дет-ка, попозже.
Кристиан ныряет, выныривает футах в трех от меня и легким, грациозным кролем уходит в море, все дальше и дальше.
Мой игривый, мой соблазнительный Кристиан! Пятьдесят Оттенков! Заслонившись ладошкой от солнца, я смотрю ему вслед. Как же ему нравится меня

поддразнивать! А на что готова я, чтобы вернуть его?
Возвращаясь к берегу, обдумываю варианты. У шезлонгов нас уже ждут свежие на-питки. Я торопливо отпиваю глоток колы. Кристиан далеко, пятнышко в

море.
Быстрый переход