Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Это заставило меня подскочить на месте, в то время как ни Локвуд, ни Джордж ровным счетом ничего не услышали. Обладавший самым лучшим среди нас Зрением, Локвуд сказал, что заметил краешком глаза силуэт стоящего среди деревьев человека, но когда повернул голову, чтобы лучше рассмотреть его, силуэт исчез.

Посреди леса мы нашли небольшую открытую лужайку. Деревьев здесь не было, а шепчущий звук слышался довольно громко. Я проследила за тем, как меняется громкость шепота в разных местах лужайки, и это прямиком привело меня к заросшему мхом, наполовину ушедшему в почву камню в самом ее центре. Джордж определил, что над камнем находится самая холодная точка лужайки, а то, что сам камень густо покрыт паутиной, было видно всем. Когда мы собрались вокруг этого камня, всех нас охватила тревога и беспричинный страх, я же, кроме того, пару раз услышала бормочущий где-то рядом со мной потусторонний призрачный голос.

Все сходилось. Мы дружно решили, что замшелым камнем отмечено место захоронения Мэллори, а решив так, выложили из цепей большой круг, и Джордж принялся раскапывать предполагаемую могилу знаменитого убийцы и конокрада. Честно говоря, мы все рассчитывали покончить с этим делом за какие-нибудь полчаса.

Спустя два часа ситуация несколько изменилась – не было найдено ни одной кости, зато в наличии имелся не один, а целых два призрака. И у нас начало закрадываться подозрение, что все идет совсем не так, как предполагалось.

– Сейчас всем нам нужно успокоиться и привести в порядок свои нервы, – сказал Локвуд, прерывая возникшую в нашем с Джорджем разговоре паузу, во время которой мы испепеляли друг друга взглядами. – Да, мы где-то напортачили, поэтому продолжать сегодня нет смысла. Сейчас собираем вещи и уходим, вернемся сюда в другой раз. Остается только один вопрос: что делать с этими Рейзами? Как вы считаете? Шарахнуть их вспышками?

Чтобы оказаться рядом со мной и Джорджем, Локвуд сделал шаг назад, продолжая при этом неотрывно следить за «своим» призраком, плававшим по воздуху возле железного круга. Как и мой Гость, этот призрак имел вид почти разложившегося трупа, только, в отличие от «моего», был одет в длинный истлевший сюртук и очень даже веселенькие алые бриджи.

В черепе этого призрака зияли дырки от нескольких выпавших – и, очевидно, потерявшихся – костей, а из обтрепанных обшлагов сюртука высовывались костяные руки с обрубленными кистями.

– Вспышки будут самое то, – сказала я. – Это же призраки Второго типа, соляные бомбочки против них не так эффективны.

– А по мне, так лучше сэкономить пару хороших магниевых вспышек, тем более что мы даже не нашли Источник, – возразил Джордж. – Ты знаешь, сколько они стоят, эти вспышки?

– Можно просто удерживать Гостей на безопасном расстоянии с помощью рапир, – предложил Локвуд.

– Слишком рискованно. Был бы один Рейз – другое дело, а тут их двое.

– Еще железные опилки можно попробовать.

– Нет, я все-таки настаиваю на том, что это должны быть вспышки.

Пока мы таким образом препирались, безрукий призрак мало-помалу приближался к железным цепям, плывя над землей, печально склонив набок голову, словно прислушивался к нашему разговору. Затем он прикоснулся к защитному барьеру – к небу взметнулся язык потустороннего света, зашипела, полилась на землю плазма. Мы дружно отступили на шаг от края железного круга.

Тем временем к барьеру вновь начал приближаться «мой», очухавшийся от первого удара Гость. Впрочем, такое поведение характерно для всех Рейзов – эти призраки вечно голодны, бесконечно злы и никогда просто так не отступятся.

– Ну хорошо, Люси, – вздохнул Локвуд. – Вспышка так вспышка. Сожги своего, я сожгу своего, на том и покончим.

Быстрый переход