Загрузка...
Изменить размер шрифта - +

– Не я, – сказал Локвуд, указывая пальцем на зашитые прорехи от когтей на своей куртке. – Я вскрывал могилу миссис Баррет.

– А я открывала тот люк в доме Мелмота, – заметила я. – Джордж?

– Потайная комната в отеле «Савой», – ответил Джордж. – Помните, с древним значком, предупреждающим об опасности чумы на двери? О, это была та еще жуть. Я ее вскрывал.

– Никакая не жуть, – возразила я. – Та комната не была ни зараженной, ни потайной. Обычная прачечная, увешанная мокрыми штанами.

– Но когда я открывал ту дверь, я же не знал, что за ней скрывается, ведь так? – не собирался сдаваться Джордж. – Хочешь, давай бросим монетку. – Он порылся в кармане брюк и выудил оттуда монетку, очень грязную на вид. – Ну, что скажешь, Люси, орел или решка?

– Я думаю…

– Орел? Интересный выбор. Давай посмотрим, – в воздухе что-то мелькнуло, слишком быстро, чтобы можно было рассмотреть. – Ах, решка. Не повезло тебе, Люси, бывает. Ломик лежит вон там.

– Ловкий трюк, Джордж, но вскрывать гроб будешь ты, – усмехнулся Локвуд. – Бери инструменты и печати.

С облегчением вздохнув, я направилась к нашим дорожным сумкам. Джордж с грацией слона заковылял следом. Вскоре перед гробом было разложено все необходимое – серебряные печати, ножи, ломик-фомка и все остальное.

– Вскрыть гроб будет довольно просто, – сказал Локвуд. – Взгляни, с этой стороны крышка прикреплена на петлях. А на противоположной стороне два шпингалета, один из них все еще закрыт. Так что, Джордж, нанесешь один точный удар ломиком, откроешь крышку, запечатаешь то, что найдешь внутри, и через час мы будем дома. – Он посмотрел на Джорджа, на меня и спросил: – Вопросы есть?

– Есть, – ответил Джордж. – Несколько. Где вы будете стоять? Как далеко? Какое у вас будет оружие, чтобы защитить меня, если из гроба выскочит что-нибудь ужасное?

– Мы с Люси все будем держать под контролем. А теперь…

– И еще. На случай, если не вернусь домой, я составил завещание. Вы найдете его под моей кроватью, в дальнем углу, за коробкой с бумажными носовыми платками.

– Будем молиться, чтобы Господь избавил нас от этих поисков. А теперь, если вы готовы…

– А на крышке гроба была какая-нибудь надпись? – спросила я. К этому моменту я успела привести себя в состояние боевой готовности, все мои чувства обострились до предела.

– На ней было столько грязи, что трудно сказать что-нибудь наверняка, – покачал головой Локвуд. – И начинать заново скоблить ее тоже очень не хочется. Давайте лучше поскорей закончим с этим делом.

На самом деле открыть крышку гроба было намного сложнее, чем говорил Локвуд. Заржавел не только уцелевший шпингалет, в нескольких местах сама крышка тоже приржавела к верхнему краю боковой стенки, поэтому, чтобы освободить крышку, понадобилось двадцать минут, на протяжении которых мы по очереди работали карманными ножами и стамесками. Наконец мы почувствовали, что крышка сможет свободно подняться на петлях.

– Так, неплохо, – сказал Локвуд, в очередной раз взглянув на термометр. Температура держится стабильно, не падает, миазмы сильнее не становятся, и вообще все идет как-то на удивление спокойно и тихо. Даже подозрительно. Ну, ладно. Люси, по местам.

Мы с Локвудом разошлись к противоположным концам гроба. Я держала наготове нашу самую большую и крепкую серебряную сеть, более метра в диаметре. Локвуд вытащил свою рапиру и держал ее, слегка направив клинок вверх, готовый в любой момент атаковать противника.

Загрузка...
Быстрый переход