Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
 — Завтра похороны.

Сьюзен подняла на мужчину золотистые миндалевидные глаза. Обычно она достаточно легко могла угадать мысли собеседника по его лицу, но Хенсворд ничем не выдал себя. Более того, он смело выдержал взгляд девушки. Его холодные, серые как сталь глаза, казалось, хотели проникнуть прямо в душу Сьюзен.

— Неужели вы приехали только лишь с той целью, чтобы сообщить мне эту печальную новость? — спросила девушка.

— Я приехал к вам по поручению Сандры, которое она мне дала перед своей кончиной, — голос мужчины звучал очень сдержанно, но было видно, что он слегка раздражен. — И это поручение касается вас, мисс Холлендер.

— Чего же вы хотите?

— Мне кажется, было бы лучше вести разговор об этом не на пороге дома. — Почувствовав ее сомнение, он пожал плечами и отступил на полшага. — Впрочем, если вы мне не доверяете, то…

— Нет, почему же… — Сьюзен нахмурилась, ведь она совсем не сомневалась, что мужчина был именно тем, за кого себя выдавал. Обманщику вряд ли пришло бы в голову намеренно вызывать одним своим видом и поведением такую антипатию. Нежелание впускать его в дом шло скорее от возникшей к нему неприязни, чем от страха. Но по всему видно, что этот мистер не собирался оставить ее в покое, пока не выполнит все то, что он задумал. — Пожалуй, действительно, нам лучше пройти в комнату.

В гостиной, куда Сьюзен проводила мужчину, всегда было уютно и тепло, но сегодня девушка вдруг увидела самую большую комнату в ее доме глазами незнакомца — заплатка на ковре, потертая обивка дивана, выцветшие и посеревшие бархатные портьеры… Она невольно поежилась, но затем взяла себя в руки, и взгляд ее глаз загорелся недобрым огоньком: пусть только этот Хенсворд попробует что-либо сказать о ее обстановке. Это ее дом, и он ей нравится!

Но мужчину, кажется, ничто в комнате не интересовало, за исключением, правда, самой хозяйки.

— Вы не откажетесь от чашечки кофе? — спросила Сьюзен, чтобы как-то переключить внимание посетителя на что-то другое.

От кофе Хенсворд отказался, но покорно опустился в предложенное кресло. Прошла, кажется, вечность, прежде чем он собрался со своими мыслями и заговорил, но Сьюзен все это время терпеливо ждала.

— Сандра умерла позапрошлой ночью, — произнес он наконец. Его голос чуть потеплел при упоминании этого имени. Сьюзен поняла, что для него смерть этой женщины была настоящей потерей, и ей стало любопытно, в каких же отношениях они находились. Сандра была немного моложе ее матери, но, возможно, так только казалось семилетней малышке.

Сколько же лет самому Грэгори Хенсворду? Суровость облика не позволяла определить его возраст хотя бы приблизительно. Но густая копна черных волос, в которых не было и намека на седину, грациозные движения уверенного в своей силе мужчины, пухлая нижняя губа выдавали в нем человека страсти, скованной в данный момент железной волей. Если бы он улыбнулся… Сьюзен заставила фантазию остановиться. Под глазами Хенсворда лежали тени: очевидно, в эти дни ему было не до сна, и девушка немного смягчилась.

— Прошу прощения, и как же это произошло?

— Внезапная смерть. Она стала потрясением для всех друзей Сандры, но только не для нее самой. Она привела все свои дела в такой идеальный порядок, будто знала, что ей остается лишь отдать последние распоряжения. — Грэгори взглянул на собеседницу, теплота исчезла из его глаз. — Но вас это, вероятно, нисколько не трогает.

— Меня?

Он коротко кивнул.

— Похороны послезавтра.

У Сьюзен по спине пробежал холодок, она невольно поежилась: лилии, черные шляпы и машины, запах сырой земли и хризантем.

— Нет!

Грэгори нахмурился, и девушка поняла, что произнесла свое «нет» вслух.

Быстрый переход