Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
 — Мне не следовало слушать ее.

— У моего отца были длинные поводья, Сьюзен. Но он всегда знал, кто ими правит, и завязывал романчики с дамами, понимающими, что к чему. К трудностям, к которым привели бы отношения с Сандрой, он не был готов. А мама любила его, невзирая на все его недостатки.

— Но вы говорили…

Грэгори убрал руку.

— Да, я помню. Я говорил, что отец питал тайную страсть к Сандре. И это чистая правда. Когда мама умерла, Сандра проявила к нему большое участие. Какое-то время мне даже казалось, что их отношения перейдут на другой, более серьезный уровень. Но Сандра принадлежала к числу тех женщин, кто отдает свое сердце любимому только одни раз и делает это целиком, без остатка.

— Простите, — прошептала Сьюзен.

— За что? К такому выводу мог прийти кто угодно. — Грэгори откинул ей волосы со лба. — Вам лучше? — Сьюзен кивнула, и он через мгновение продолжил: — Но дело в том, Сьюзен, что, оправившись от потрясения, мой отец сумел предположить, кто скрывался за этим загадочным «А». Андре Бредли останавливался у нас всякий раз, когда приезжал на еженедельные сессии. Однажды отец увидел его вместе с Сандрой на вересковой пустоши. Они просто прогуливались вдвоем, но почему-то этот эпизод крепко врезался ему в память. Естественно, что в подобных обстоятельствах я решил не уточнять причину его собственного присутствия на пустыре, — едва заметно улыбнулся Грэгори.

— Значит, вы знали Бредли?

— О, в мои обязанности входило лишь быть вежливым с ним. Я понятия не имел, что его зовут Андре. Но когда я предъявил ему дневник, он тотчас признался во всем. Если бы вы позволили мне тогда в самом начале пуститься на поиски, как я и предполагал, — Сьюзен застонала, и Грэгори тут же подхватил ее на руки и крепко прижал к себе. Глаза его сверкнули в дюйме от нее. — Если только вы не предпочитаете видеть во мне брата.

Проще всего Сьюзен было разрешить захлестнуть себя тому шквалу страсти, с такой пугающей легкостью поднятому в ее душе Грэгори. Но девушка заставила себя сдержаться.

— Посмотрим, — ответила она.

— Понимаю, — молодой человек отстранился, в глазах появилось отчуждение. Он будто готовился к самому худшему и хотел сохранить в себе силы спрятать чувства. — Если у вас еще остались сомнения, я хотел бы услышать о них. Сегодня вы должны дать мне возможность защитить себя.

— У меня больше не осталось сомнений. — Сьюзен действительно не сомневалась в своей любви и готова была раскрыть объятия и впустить Грэгори в сердце. Но он так беспечно отзывался о неверности своего отца, а девушка очень хорошо помнила каждый взгляд Шарлин Кроуфорд, когда они впервые встретились в зале приемов отеля. Красавица, очевидно, была как раз из тех, кто «понимал, что к чему».

— Я люблю вас, Грэгори, — тихо произнесла Сьюзен. — Я люблю вас всем сердцем. Нет, подождите! — отстранила она Грэгори, который снова ринулся заключить ее в свои объятия. — Я должна сказать, что я не такая, как ваша мать. Я не могу смотреть в другую сторону. Если вы хотите иметь длинные поводья, то у нас нет будущего.

Грэгори больно сжал ее плечи.

— Станьте моей женой, Сьюзен. Обещаю, вам никогда не придется натягивать вожжи, чтобы удержать меня. Я люблю вас. Другой у меня не будет. Вы перевернули всю мою жизнь, и вы именно та, кого я ждал столько лет.

Это была правда. Полная и откровенная. Сьюзен протянула к Грэгори руки.

— Тогда почему мы все еще теряем время на пустые слова?

— Потому что, любимая, нам надо выяснить еще кое-что, пока я в состоянии членораздельно произнести хотя бы одно предложение.

Загрузка...
Быстрый переход