Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
 — Он достал из, кармана ту самую бархатную коробочку. — Попробуем еще раз?

— Да, пожалуйста.

Грэгори достал кольцо, поднес его к кончику пальца Сьюзен и посмотрел ей прямо в глаза.

— Вы согласны стать моей женой?

Девушка кивнула, не в силах вымолвить ни слова от счастья. Грэгори надел кольцо и легонько повернул ее руку, заставив бриллиант вспыхнуть в свете заката и рассыпаться тысячами ярких искр. Губы их встретились, и молодые люди забыли обо всем на свете.

Сьюзен первой услышала стук в дверь и оттолкнула Грэгори.

— Войдите, — вскочила она с постели. Андре Бредли медленно перевел взгляд со смятой одежды дочери на мужчину, стоявшего у кровати.

— Как я понимаю, все узелки развязаны, мистер Хенсворд? — холодно спросил он.

— Да, сэр, — ответил Грэгори. — Но это не то, что вы думаете. Сьюзен потеряла сознание…

— И вы вдохнули в нее жизнь поцелуем?

— Что-то вроде этого, — рассмеялась Сьюзен и поднялась с постели. Она подошла к пожилому человеку и взяла его за руки. — Вы сделаете кое-что для меня? Я прошу об особом одолжении.

— Все, что угодно, — потеплело его лицо.

— Когда я буду выходить замуж за Грэгори, вы поведете меня к алтарю?

— Сьюзен, дорогая моя, это честь для меня.

 

Отец Грэгори решил задержаться в Англии на несколько недель после свадьбы сына и одолжил молодым свой дом на время медового месяца. Но вот праздник подошел к концу, и теперь, подъезжая к Уинсвилу, Грэгори хранил молчание.

Сьюзен несколько раз взглянула на него, а потом положила ладошку на его руку.

— Что стряслось, милый?

— Я подумал о постоянной квартире. Ты понимаешь, она не должна быть слишком велика для нас двоих?

— Ну, какое-то время так и будет, но, в конце концов, мы ведь будем проводить большую часть времени в Лондоне.

Ей не удалось убедить Грэгори.

— Ты простишь меня, что я продал твой дом?

— Не будь глупеньким. Я никогда не смогла бы жить в таком дворце, — рассмеялась Сьюзен.

— Ты уверена?

— Абсолютно. Я ненавижу его. И ту огромную кровать.

— А я думаю, что ты смогла бы даже полюбить ее, — весело блеснул глазами Грэгори. — Особенно теперь, когда ты перестала надевать ночные сорочки.

— Кто знает, — вспыхнула она.

— Жаль.

— Да, — Сьюзен быстро отвела глаза.

— Если только вот это сможет нам помочь? — муж протянул ей изящный конверт из шелковой бумаги.

— Что это? — нахмурилась Сьюзен.

— Немного запоздалый свадебный подарок. Мне следовало отдать тебе его раньше, но у нас всегда находилось более интересное занятие.

Сьюзен вынула документ и, еще не дочитав до конца, поняла, в чем дело.

— Ты купил его! — повернулась она к Грэгори. — Но как?! Ах, да какое это теперь имеет значение? — Она обвила руками его шею. — Грэгори, как мне отблагодарить тебя?

— Я могу предложить массу разных способов, любовь моя, — пробормотал он, уткнувшись ей в шею, затем взглянул на шофера, сосредоточившего все свое внимание на дороге. — Но нам лучше подождать до дома, прежде чем я дам тебе возможность попробовать. — Сладкий волнующий поцелуй пообещал Сьюзен скорый час расплаты. — Но должен предупредить, что там кое-что изменилось со времени твоего последнего визита.

— Да? — угрожающе протянула она.

— Я говорю о главной спальне.

Быстрый переход