Загрузка...
Изменить размер шрифта - +

Эззи долго сидел, рассматривая узор на линолеуме, затем с усилием поднялся на ноги.

— Ну, ты взял Карла Херболда, и это сделало тебя героем. Что же до остального, то я больше не слуга закона, так что все это было неофициально. Ты не представляешь себе, что ты для меня сделал, Джонни, — извини, Джек. Я вполне удовлетворен тем, что знаю, что случилось. Это было давно. Я думаю, по большому счету, уже неважно, как все произошло.

— Для меня важно, — удивив его, сказал Джек. — Та ночь изменила мою жизнь, но не навсегда. Я больше не хочу так жить. К тому же, если бы я тогда сказал правду, ни вы, ни Делрей не считали бы его пасынков виновными в смерти Пэтси. Для них все могло бы сложиться иначе.

— Это были плохие ребята, Джек. Для них ничто не могло измениться.

— Во всяком случае, Делрею не пришлось бы жить в постоянном страхе, — возразил Джек. — Жизнь Анны и Дэвида вчера не подверглась бы опасности. — Он упрямо помотал головой. — Нет, Эззи, мое малодушие дорого обошлось многим людям — включая вас.

Что ни говори, а я убил своего отца. Я хочу, чтобы вина за это на мне больше не висела. Полупризнания перед вами недостаточно. Я должен пройти через все законные процедуры: арест, заключение, большое жюри, суд. Во что бы то ни стало я хочу, чтобы все это кончилось.

 

Стоя возле поста дежурной, Кора распекала робкую молодую практикантку. Зная, что Эззи сбежал из палаты, та пыталась сделать вид, что изучает какие-то бумаги.

— Кора!

Услышав его голос, она обернулась. Несмотря на все грозные нотации, которые Кора читала больничному персоналу, было заметно, что она еле держится. Когда она увидела Эззи, ее подбородок начал дрожать. Сжав губы, она пыталась сдержаться, хотя слезы были близко, и, очевидно, не в первый раз.

Стараясь походить на мужчину, а не на ископаемое, Эззи выпрямился. Сейчас, когда они впервые встретились после ее отъезда, он предпочел бы быть гладко выбритым, полностью одетым и вообще выглядеть молодцом. Но — увы! — его ноги больше походили на волосатые зубочистки, ступни были бледными, с проступающими венами, а в этом идиотском халате фигура его производила не самое лучшее впечатление.

Несмотря на все это, Кора, кажется, была чертовски рада его видеть. Подбежав к Эззи, она остановилась на расстоянии вытянутой руки.

— Вчера вечером мне позвонили и сказали, что случилось. — Это было все, что она успела выговорить, прежде чем ее нижняя губа снова задрожала.

— Ты вернулась? — спросил Эззи.

— Если я тебе нужна.

— Ты всегда мне нужна.

Он протянул к ней руки, и она шагнула в его объятия.

Коре, наверное, все известно про Херболдов из прессы, тем более что уже найдены тела Сесила и Конни. Потом можно будет рассказать ей историю Джека Сойера, чтобы она поняла — отныне их жизнь станет совершенно другой.

Как требует Сойер, он запишет его признание. Однако Кора наверняка будет утверждать, что Джон Сойер-младший тогда был просто мальчиком, оказавшимся в экстремальной ситуации, и что он заслуживает прощения, особенно после того, как убил врага общества номер один и спас жизнь Эззи. В случае же расследования Эззи должен свидетельствовать в пользу Сойера. Они непременно пригласят к себе домой его и Анну Корбетт, чтобы продемонстрировать им свою поддержку. Возможно, она удивится, когда он согласится с ней. Но все это пока подождет. Сейчас он крепко обнимает ее, с радостью чувствуя, что они снова одно целое.

 

— Ты как-то просила меня рассказать мою историю. Теперь ты знаешь, почему я утаил ее от тебя. И сейчас я хочу сказать — для меня чертовски важно, что мое прошлое, кажется, не играло для тебя никакой роли, когда мы… когда мы были вместе.

Быстрый переход