Книга Сын погибели читать онлайн

Загрузка...
Сын погибели
Изменить размер шрифта - +

Владимир Свержин. Сын погибели

Институт экспериментальной истории - 14


    ПРОЛОГ
   «В корнях древ родословных зачастую находят тех, кого не смогли или не успели вздернуть на ветвях дерев придорожных».
 Майкрофт Холмс  Май 1613 Буланый аргамак попытался взвиться на дыбы, но, удерживаемый крепкой рукой, затоптался на месте, нервно прядая ушами и раздувая ноздри.
 — Никак, молния? — Князь Пожарский удивленно обернулся к воеводе Петру Елчанинову.
 — Да откуда ж молнии взяться? Небо синехонько! Может, у зелейщиков[1] негоразд какой случился?
 — Да нет же! Молния, я тебе говорю, — вглядываясь из — под ладони в сторону ближнего перелеска, возразил князь. — Да таким змеем извернулась — страх Господень! Ишь, дым пошел! В дерево ударила.
 Он резко вонзил шпоры в конские бока и пустил быстроногого скакуна в галоп.
 С огромных валов Земляного города, увенчанных гребнем дубового частокола, послышались громкие приветственные крики. Городовые стрельцы, узнав любимого полководца, салютовали ему, точно царю.
 Всего несколько дней назад честному люду было объявлено, что Земский собор назвал государем земли русской боярина Михаила Романова — патриаршего сына, но что для ратного люда дьячьи да боярские приговоры?
 То ли дело князь Дмитрий Михалыч. За ним правда, за ним — сила!
 Многие откровенно недоумевали, отчего это бояре, казаки и все прочие выборщики в один голос выкрикнули на царство безвестного юнца, ничем особым, кроме отца — патриарха да службы польскому королевичу Владиславу, не отличившегося.
 Неподалеку от Сретенских ворот у расколотого надвое, охваченного пламенем толстенного дуба суетились люди с песком, водой и топорами. А чуть в стороне слышалось:
 — А ну не замай! Сунешься — враз саблей попотчую!
 — Кому там неймется кровь проливать? — нахмурился князь, грудью коня прокладывая себе путь через толпу.
 Брови старого воина гневно сошлись на переносице.
 В кругу бурно гомонящих стрельцов, поводя обнаженным клинком, стоял разбойного вида казак. Около него в продранной окровавленной рубахе — пленник. Руки его были туго стянуты за спиной.
 — Эй, посторонись! Что тут деется? — въезжая в круг, прикрикнул князь.
 — Ляха изловили! — пустился в объяснения кто — то из толпы. — Царь велел лазутчиков на дубу вешать, а энтот, вон, бирюком взъелся!
 — Смерть ему! На пику! — послышался недовольный ропот. — Живота лишить! А ляха вздёрнуть!
 — Кто таков?! — Дмитрий Михайлович смерил тяжелым взглядом ерепенистого казака.
 — Люди кличут Варравою, — процедил тот. — А во святом крещении — Егорий.
 — И отчего ж, Варрава — душегуб, ты цареву волю удумал нарушить?
 — Рассуди по разумению своему, князь — надежа! В твои руки предаюсь. Ведь как дело было, — опуская высверкивающую золотой узорчатью саблю, начал бунтарь, — шляхтича этого к дереву поволокли, уже петлю через сук перекинули, а тут вдруг гром среди ясного неба, да этот дуб молнией и расшибло! То, как есть, — знак небесный!
 — Знак… Тебе — то что за дело? — нахмурился князь — Иль указ уже не указ?
 — Воля божья превыше воли земных владык.
 — Экий толкователь выискался!
 — Порешить! — ловя в княжьей усмешке сигнал для себя, загудела толпа, лишенная обещанного зрелища. — Покуда ляха вязали, он, паскуда, наших шестерых саблею достал! Что ж его теперь — миловать?!
 — Правду говорят? — Пожарский обратил взор к избитому в кровь шляхтичу.

Загрузка...
Быстрый переход
Отзывы о книге Сын погибели (0)