Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Она пыталась что-то вынуть у лежащего из руки. А мистер Кливер, лишившийся сил, с выпученными глазами и ртом, разинутым от ужаса перед тем, что выползало из-под земли, тем не менее подбирался к ним сзади. Даже сейчас, когда силы почти не осталось, Майкл ощутил его холодный расчет. А в руке у Кливера был нож.

 

Губы Тома шевельнулись.

— Копье…

— Я возьму копье. Отпусти его. Отпусти же!

Копье оказалось на удивление легким. Как ни странно, пламя не тронуло дубового древка, а вот железный наконечник был как будто откован заново. Ржавчина сошла с него, и теперь оно сверкало в свете драконьего пламени. Сара взглянула на дракона.

Теперь ему оставалось вытащить только задние лапы. Кончик хвоста яростно хлестал по краю провала. И, глядя на голову, раскачивающуюся из стороны в сторону, Сара поняла, что дракон слеп.

Мимо нее пронесся Майкл, и мистер Кливер, который почти подобрался к ней со спины со своим кремневым ножом, отлетел на край провала. Нож выпал из его руки и исчез в бездне.

Но тут Сару заметил мальчишка с волосами цвета воронова крыла, парящий рядом с драконом. Он отчаянно завопил, и слепая башка мгновенно развернулась в ее сторону и устремилась вниз, невероятно широко разинув пасть. Сотня зубов-стилетов сверкнула в воздухе. Сара вскинула руку, пытаясь защититься, — и железное копье, которое теперь сияло ярче самого пламени, вонзилось в багровую пасть, в самую глотку.

В этот момент случилось сразу много всего.

Сара почувствовала, как копье вырвалось у нее из пальцев и улетело куда-то ввысь. Жаркое дыхание сбило ее с ног, заставив закрыть глаза руками, и она рухнула наземь рядом с Томом.

Дракон попытался яростно взреветь, но не смог. Копье надежно застряло в огненной пасти, и железо плавилось, все стремительнее стекая вниз, пока не забило ему глотку. Тварь заметалась от боли, ее хвост крушил край провала.

Мистер Кливер, лежащий на самом краю, ощутил, как земля под ним осыпается. Он попытался было встать, но целый пласт земли внезапно оторвался, и Кливер полетел в огненную бездну.

Майкл, бывший в нескольких футах дальше, увидел, как земля трескается, и отпрыгнул в сторону. Он приземлился там, куда не доставал хлещущий хвост, и откатился подальше среди камней. И в этот момент ощутил, как все драконьи дары покидают его со всей неотвратимостью и беспощадностью смерти.

Паривший в воздухе мальчишка отчаянно взвыл. Он рухнул вниз, на глазах взрослея, старея, седея и съеживаясь. И перед тем как навсегда исчезнуть в огненном горниле Ямы, он снова превратился в дряхлого мистера Хардрейкера, сломанную марионетку, драконью игрушку.

Ванесса Соукрофт, Джеффри Пилат и Пол Комфри, которые бесцельно блуждали по ложбине, ошеломленные нахлынувшей и вновь оставившей их силой, внезапно ощутили, как то, что лепило и меняло их души за годы рабства, покинуло их навсегда. И только Пол Комфри, чей разум не был еще полностью поглощен драконьими дарами, избежал безумия.

 

За милю оттуда и несколькими сотнями футов ниже обрушилась ферма Хардрейкер, стена за стеной, камень за камнем, бревнышко за бревнышком. Те, кто побывал там на другой день, не нашли ни единого целого строения.

Голова и лапы дракона еще колотились о землю, но он был уже мертв. Когда все признаки жизни покинули его, он рухнул обратно в провал, и каменные глыбы и пласты земли полетели следом. Завершающая одинокая огненная вспышка, которую было видно на много миль, озарила небо, но расселина сомкнулась над ним еще прежде, чем над Уирримом с шипением потухли последние языки желто-оранжевого пламени.

 

Очнувшись, Стивен увидел, что долина Уирринлоу переменилась. В центре ее теперь возвышался огромный курган почерневшей земли, почти такой же высокий, как края ложбины. Трава выгорела дотла, земля потрескалась, и на земле лежали тела. Хозяин магазина и библиотекарша застыли, как мертвые, но Пол Комфри шевелился и стонал.

Быстрый переход