Загрузка...
Изменить размер шрифта - +

«Ох, нет, миссис Гэ, это вряд ли!» — подумал Том, выходя на улицу.

 

Церковь Святого Уиндема в Фордрейсе была со всех сторон окружена церковным двором, а тот, в свою очередь, был окружен древней каменной стеной. По три стороны от церкви раскинулось просторное солнечное кладбище с разбросанными как попало ухоженными могилками. Однако к северу от церкви двор представлял собой узкую полоску газона, которая почти все время оставалась в тени. Под церковной стеной шла дорожка, у стены рос корявый старый тис. Могильных камней тут не было, и никаких признаков того, что за всю долгую и спокойную историю Фордрейса здесь хоть кого-то хоронили, не имелось. Мрачноватое было местечко, и, кабы не просевший фундамент, Том с радостью оставил бы его в покое.

Том свернул за угол, скрывшись от одуряющей жары, которая со всех сторон выбеливала кирпично-красные крыши деревушки и сине-зеленую махину горы Уиррим. Тенистая сторона двора была завалена грудами земли и разбросанными орудиями труда. Краснолицые рабочие сидели на каменной стене на границе света и тени, выставив ноги на солнце и прихлебывая из банок с колой или фантой. Элизабет и прораб стояли у края котлована, тянущегося вдоль почти всей длины церковной стены — дорожку тоже наполовину перерыли — и заканчивающегося под темно-зеленой кроной тиса.

Том подошел к ним, улыбнувшись по дороге рабочим на стене. Один из работяг улыбнулся в ответ.

— Эгей, викарий! На этот раз мы для вас припасли настоящее чудо!

— Что, Джек, скелет откопали?

— Какое там, викарий! Гораздо круче! Увидите — кипятком писать будете!

— Ну, это вряд ли… Что, мистер Пердью, вы нашли что-то хорошее?

Прораб был тощий человечек с лицом, выдубленным многолетней работой под открытым небом в любую погоду. Он напоминал Тому «болотного» человека, которого тот видел в Британском музее, до того как приехал в Фордрейс. В мистере Пердью была та же унылая покорность судьбе. В данный момент он растерянно пялился в глубь котлована, и его сигарета свисала с губы почти вертикально. Элизабет взглянула на Тома. Глаза у нее сверкали.

— Ну, смотря что считать хорошим… — протянул мистер Пердью. — Вытаскивать его будет адова работенка, это точно…

— Том, вы только взгляните! — Элизабет вся сияла от возбуждения. — Завтра о нас напишут все газеты!

Том взобрался на глиняный вал на краю котлована и посмотрел вниз.

— Боже мой! — вырвалось у него.

На дне котлована лежал огромный каменный крест. Все еще облепленный рыжей глиной, он пересекал траншею наискосок. Длинный его конец смотрел в сторону, противоположную тису, а левого конца пока было не видно под землей.

— Наверно, он очень старинный… — вполголоса сказала Элизабет.

Том кивнул. Крест был древний, судя по форме. Он не походил на обычный латинский крест, с тремя короткими концами и одним длинным. На нем был еще круг, соединявший все четыре конца короткими каменными дугами, напоминающими ручки гигантских чашек. Такой крест обычно называют кельтским, хотя Том смутно припоминал, что он был в ходу не только у кельтов. И вся лицевая сторона древнего артефакта была украшена замысловатыми узорами, которые, впрочем, сейчас было трудно разглядеть под глиной.

— Святые небеса! — сказал наконец Том. — Мистер Пердью, это великолепная находка!

— Ага, я так и думал, что вы захотите, чтобы мы его вытащили… — И мистер Пердью стряхнул пепел с сигареты быстрым движением губ.

— Ну, для начала надо вызвать археологов, и чем скорее, тем лучше, — ответил Том. — Но да, с их благословения мы его вытащим.

— Придется расширять котлован и так далее… — уныло продолжал мистер Пердью, приглаживая жидкие волосы.

Загрузка...
Быстрый переход