Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Будучи по натуре трусишкой, она охотно отложила бы его на какое-то время. Но Ральф не хотел ждать. И она не могла винить его за это. Тринадцать лет он был лишен отцовства, и разве удивительно, что теперь желал как можно быстрее вступить в свои права.

— Только не волнуйся, — уговаривал он Этель, когда такси привезло их из аэропорта в морской порт Валетты, — вот увидишь, все будет хорошо.

Этель через силу улыбнулась, но волнение не проходило.

Когда они наконец нашли в порту арендованную ими «Розу Гибралтара», Фредди и Лесли были на палубе. Этель слабо улыбнулась им, и этого оказалось вполне достаточно, чтобы наладить отношения после ссоры по телефону — дочь радостно бросилась в ее объятия.

— Мамочка, давай больше не будем ссориться, — взмолилась она, — мне так нехорошо, когда это случается. Извини меня за Гринбрук. Если ты хочешь, чтобы мы вернулись в Лондон, то я согласна.

— Ах, Фредди! — Этель прижала дочь к груди. — Все это мой эгоизм. Ты можешь учиться в Гринбруке, если хочешь.

Фредди просияла, но тут же озабоченно посмотрела на мать:

— А как же ты? Если ты возвратишься в Лондон…

— Она не поедет, — вмешался Ральф, — мама согласилась жить в «Гнезде чайки». Она выходит за меня замуж.

Фредди с открытым ртом перевела взгляд с дяди на мать.

— Ты и мама… вы… — она не могла подыскать нужные слова.

— Мы любим друг друга. — Ральф широко улыбнулся.

Фредди радостно вскрикнула, но тут же недоверчиво посмотрела на мать.

— Мам? Это правда?

— Да, — ответила она очень серьезно. — А ты что по этому поводу думаешь?

— Отлично! — радостно закричала Фредерика. — Полный отпад! — И побежала оповещать об этом весь мир.

— Ну, что я тебе говорил? — Ральф победно посмотрел на Этель.

Та только улыбнулась ему в ответ.

Конечно же, Фредди тут же рассказала обо всем Хаббардам. Они не удивились, только обрадовались и тотчас бросились поздравлять Этель и Ральфа.

Едва успев выпить наспех охлажденного шампанского, Ральф повел Фредди на берег купить цветов для матери.

Как только они ушли, к Этель подошла Ник.

— Я полагаю, вы рассказали Ральфу всю правду? Он решил сам рассказать все Фредди? — приступила она прямо к делу.

— Правду? — осторожно переспросила Этель.

— Ну о том, что Фредерика его дочь?

— Я… — Этель растерялась. — А вы откуда об этом узнали?

— Но это же очевидно, дорогой Ватсон, — рассмеялась Ник, — разве может быть случайной такая схожесть внешности, манер и всего остального между племянницей и дядей? И потом, Ральф, наверное, и сам не осознавал, что его любовь к вам тесно переплелась с его любовью к девочке и насколько одно чувство усиливало другое. Но со стороны это было так заметно!

— И вас это очень поразило? — смущенно спросила Этель.

— Вовсе нет, — тепло улыбнулась Ник, — наоборот. Я нахожу, что все абсолютно правильно и справедливо. Артур Макартур был отъявленным негодяем. Вы заслуживали гораздо лучшего и в конце концов получили. Но теперь, дорогая, не упустите его.

— Постараюсь, — пообещала Этель, но на душе ее сейчас было тревожно.

Любовь Ральфа еще не решала всех проблем. Главное, чтобы и дочь была с ними.

Они вернулись через два часа. Ральф бережно обнимал Фредерику за плечи, но девочка выглядела очень серьезной. Сердце Этель сжалось от недобрых предчувствий. Ральф тут же спустился в каюту.

Загрузка...
Быстрый переход