Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Ральф тут же спустился в каюту. Фредди же поспешила подойти к матери.

— Ральф… отец мне все объяснил, — сказала она. — Почему ты раньше не рассказала мне обо всем, мама? Ведь это нужно было решить много лет тому назад.

— Да, ты права. — Этель не стала искать оправданий.

Но видимо, Ральф уже сделал это за нее, потому что в следующую минуту Фредди примиряюще улыбнулась.

— Отец говорит, что это не твоя вина. Он и его брат обошлись с тобой очень плохо.

Этель покачала головой:

— Нет, Ральф не относился ко мне плохо. У меня просто не хватило смелости поверить ему. Я была молодой и очень глупой.

— Ты любила его? — Фредди задала самый важный вопрос.

— Да, — ответила Этель, и ответ был честным.

Похоже, Фредерика, несмотря на свой возраст, сумела понять что-то очень важное.

— И все же ты должна была рассказать все мне и отцу, — еще раз упрекнула она мать.

— Я знаю, — еще раз согласилась Этель.

Вскоре появился Ральф, и Этель смущенно проговорила:

— Кажется, она простила меня.

— Да, я все подслушал, — с обезоруживающей откровенностью признался Ральф, — это самое интересное у детей — они живут только настоящим.

— Правда, — отозвалась Этель и про себя подумала: «Как хорошо было бы, если бы и взрослые могли так же быстро забывать прошлое».

Видимо, Ральф думал о том же, потому что тихо сказал:

— А почему бы нам не последовать ее примеру?

— Ты думаешь, это возможно?

— Безусловно. — Он подал ей руку. — Мы потеряли много лет, но через пятьдесят годочков этот срок покажется просто краткой прелюдией к нашей жизни.

— Прелюдией? — повторила Этель и, посмотрев в глаза Ральфа, увидела в них то, что видел он сам: всю их предстоящую совместную жизнь — любовь, ссоры, примирения и тихую старость.

Ну разве это не прекрасно? И это был только один день из их будущей жизни.

Быстрый переход