загрузка...
Изменить размер шрифта - +

   Что поделать, Жорку привлекает именно такой типаж. С умной, интеллигентной Катюшей, образованной и самодостаточной Аней он ужиться не смог. Лучше всего Жора чувствует себя в компании нимфеток из социальных низов. На их фоне он - король, но как привести подобную даму на прием к господину Рыкову? Конечно, можно было бы прикинуться больным и не пойти на суарэ, но Жоре очень хотелось побывать на этой тусовке. Скорей всего, там соберутся непростые люди, и Колесов надеялся завязать контакты, ему уже виделись в перспективе выгодные сделки. Вот он и ныл теперь в трубку:
   - Дашка, ну что тебе стоит? Одень брюликов побольше...
   - И тебя не скрючит пойти на тусовку с такой старой кошелкой, как я?
   - Все бы так выглядели, - фыркнул Жора. - Ну чего тебе, трудно, а?
   Потусуешься, поговоришь по-французски, позвякаешь украшениями, глядишь, у меня контракт в кармане. Будь другом, выручи, ну не могу же я на такое мероприятие с кем-нибудь из своих курочек топать, а?
   - Ладно, уговорил.
   - Клево, - заорал Колесов, - в шесть тридцать явлюсь в Ложкино!
   - Зачем? Сама приеду.
   - Ну нет, дама должна приехать с кавалером, - Уперся Жорка.
   По-моему, все эти условности этикета - не более чем китайские церемонии. Жуткая глупость, придуманная людьми, которым некуда девать свободное время. Ну скажите на милость, не все ли равно, какой вилкой есть рыбу? И так ли уж важно, какого цвета ботинки на мужчине, если часы показывают девять вечера?
   Но не надо хихикать, не все так просто, как вам кажется. Если стрелки подобрались к восемнадцати часам, лица мужского пола не должны надевать ничего коричневого. Только не спрашивайте, почему. Не должны, и все тут. Кстати, если прием проводится с рассадкой за столом, вы не можете плюхнуться на любое место" а обязаны занять то, которое предназначено именно вам.
   И не дай бог сесть не на свое место. Вас мигом переместят. Помните знаменитую фразу Ельцина:
   - Не там сели, пересядьте!
   Для кого-то имеет принципиальное значение, в каком порядке устроились за столом служащие. Вот и Жорка не мог, допустить, чтобы я явилась на прием одна в своем ,"Пежо". Хотел, чтобы приехала вместе с ним.
   Около шести часов я, одетая для приема, с вечерним макияжем на лице , вышла в гостиную и увидела Машу.
   - Ты дома? В академии отменили занятия?
   - За Черри приехала, - вздохнула девочка, - хочу ее профессору показать.
   - Что случилось? - испугалась я. В нашем доме пять собак, и пуделиха Черри из них самая пожилая: ей стукнуло уже девять лет. Маня тяжело вздохнула:
   - Тебе ничего не показалось странным в ее поведении?
   - Hy, есть стала очень много, сильно потолстела, вон какое брюшко отвисло, просто сарделька ходячая, а не собака.
   - Я пальпировала ее живот, - завела Маруська.
   - Что ты сделала? - не поняла я.
   - Ну пощупала ей пузо, по-моему, там опухоль.
   Мое хорошее настроение мигом улетучилось. Опухоль... Бедняга Черри, собаки, как и люди, могут получить онкологическое заболевание. Девять лет - преклонный возраст для пуделя... Мы, конечно, сделаем для Черри все, но скорей всего конец ее близок. Слезы подступили к глазам. Заводя собаку, понимаешь, естественно, что переживешь ее, но, когда верный друг покидает тебя, это очень тяжело.
   Машка нацепила на ошейник Черри поводок, села в машину к Ольге, и они уехали. Я вышла во двор, и тут же появился Жорка на не слишком шикарном, но довольно новом "Мерседесе". Он окинул меня оценивающим взглядом и сообщил:
   - Блеску мало, нацепи еще колечек, браслетиков и цепочек.
Быстрый переход