Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
По сути, он был Искателем во всех возможных смыслах.

Другого быть не могло.

Кэлен достаточно часто применяла это оружие в гневе, чтобы понимать, какой силой оно обладает, но принадлежало оно не ей. Меч принадлежал Ричарду. Между ним и клинком существовала связь.

За левым плечом Кэлен стояла Никки, колдунья, остановившая сердце Ричарда, чтобы оборвать его жизнь и тем самым позволить пройти сквозь завесу жизни и отнять Кэлен у самой смерти. Капюшон плаща прикрывал ее голову от мороси, но все равно на влажных кончиках длинных светлых волос набухали капли. С подбородка капали слезы. Она терзалась из-за того, что Ричард, человек, которого она любила, но с которым никогда не могла бы быть вместе, умер от ее руки, пусть даже и по своему приказу.

За правым плечом стояли три морд-сита: Кассия, Лорен и Вэйл. Ричард совсем недавно освободил их из рабства. Обретя свободу, они решили служить ему и защищать его. Это был первый с дней их детства выбор, сделанный ими самостоятельно. Он был продиктован любовью и уважением к человеку, которого едва успели узнать и которого теперь не стало.

Собравшиеся на площади молчали. Все ждали, когда неумолимое пламя поглотит земную оболочку Ричарда. Он был Лордом Ралом, Искателем и мужем Кэлен. Именно она должна была отдать такой приказ, и никто не стремился скорее его исполнить.

Казалось, все затаили дыхание, не в силах поверить в окончательность смерти их любимого правителя.

Поскольку его тело сохраняло оккультное колдовство, Ричард выглядел так, будто спал и мог в любой миг проснуться и сесть. Но хотя его тело оставалось таким, каким было при жизни, сама эта жизнь ушла из него. На костре лежала пустая оболочка. Душа Ричарда теперь пребывала за завесой в подземном мире, и демоны тьмы утащили ее в вечную ночь.

Кэлен позволила себе на мгновение представить, что это не так, что он проснется, улыбнется и произнесет ее имя.

Но это было мимолетное, пустое желание, которое только сделало ее страдание вовсе нестерпимым.

С легкой дрожью она наблюдала, как туман оседает на лице Ричарда капельками, и те время от времени скатываются со лба или со щеки. Словно он тоже плакал.

Кэлен любовно пригладила его влажные волосы.

Как она могла навсегда расстаться с ним?

Как могла приказать поджечь костер?

Все ждали.

Она знала: темные силы этого мира придут и попытаются забрать его тело. Сулакан хотел бы заполучить его для своих нечестивых дел.

Как она могла не отпустить того, кого любила больше жизни, в огонь, который защитит его?

 

Глава 2

 

Она чувствовала, как при мысли о том, что после этого она никогда не сможет забыть, как отдавала такой ужасный приказ, в ней поднимается паника.

Но она знала, что Ричард хотел бы именно этого. Он сделал то же самое для Зедда. Ричард сказал ей тогда – ему невыносима мысль о том, что звери выроют труп его деда.

Теперь звери в человеческом обличье вырвались в их мир.

Именно живым, тем, кого он покинул, тем, кто любил его, надлежало позаботиться о его бренных останках. Его предков, почти всех Лордов Ралов до Ричарда, погребали в богато украшенных гробницах на нижних уровнях Народного Дворца, их родового дома.

Но сейчас, когда император Сулакан и его армия полулюдей и живых мертвецов опустошали земли, Кэлен не хотела оставлять врагу ни единого шанса захватить дворец и забрать тело Ричарда – как трофей или сделать с ним нечто худшее. Ханнис Арк воспользовался кровью Ричарда, чтобы оживить труп императора Сулакана. Кэлен не хотелось думать о том, что они могут сделать с телом Ричарда, если доберутся до него.

Кэлен не могла допустить, чтобы подобное произошло с останками ее мужа. Ей надлежало проследить, чтобы в этом мире ничего от него не осталось.

Был только один способ удостовериться, что сейчас она проявила высшую любовь к нему, а именно – предать его тело огню.

Быстрый переход