Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
В подземном мире, казалось, прошла вечность, но в мире живых – совсем немного времени.

Ричард был мертв уже продолжительное время, но это имело значение только в мире живых. Власть времени над его телом была приостановлена связью с подземным миром, куда ушла его душа, – в подземном мире время как таковое не существует.

Что, если есть какая-то возможность?..

Кэлен бросила взгляд на Охотника, издалека наблюдавшего за ней.

Она решила, что это ведьма, Красная, прислала Охотника, выражая сочувствие.

А что, если она ошиблась, и Красная прислала его вовсе не для того?

Во всяком случае, все это начинало обретать некий безумный смысл. Типичный для Ричарда смысл. Его идеи зачастую сначала представлялись безумными, а затем оказывались верными. А вдруг и ее мысль – одна из тех невероятных, безумных идей, что оказываются верны?

Теперь она была единственной надеждой Ричарда. Кроме нее, некому найти путь. Кроме нее, некому бороться за него.

Кэлен знала, что, если действительно существует хоть какая-то возможность вернуть его, какой бы безумной эта возможность ни казалась, именно она должна найти ее.

– Я должна вернуться, – прошептала она. Затем внезапно повернулась к Никки и сказала громче: – Я должна вернуться к ней.

Никки, нахмурив брови, посмотрела на нее сквозь слезы.

– Что? Вернуться? К кому?

– Я должна вернуться к ведьме.

От настойчивости в голосе Кэлен Никки нахмурилась еще сильнее.

– Зачем?

Кэлен посмотрела на Охотника, оглянулась и встретила пристальный взгляд колдуньи.

– Просто отчаянный поступок во имя любви.

 

Глава 3

 

– Нет. Нельзя. Потушите факелы. – Она оглянулась на остальных и повысила голос: – И остальные! Потушите!

Все вокруг глядели смущенно, но воины с факелами, казалось, скорее испытывали облегчение, чем что-либо другое. Они отступили от костра, стараясь не поджечь его случайно зыбким пламенем шипящих, потрескивающих факелов, и окунули их в ведра с водой. Огонь протестующее шипел, трещал и плевался, но наконец погас.

Только тогда Кэлен с облегчением вздохнула.

Ники, положив руку на плечо Кэлен, повернула ее себе.

– О каком отчаянном поступке ты говоришь?

Словно не слыша, Кэлен показала наверх, на крепость, всем воинам, наблюдавшим за ней.

– Отнесите Ричарда в ту спальню, где он был. Положите на кровать. Несите осторожно.

Не подвергая сомнению это странное требование, все дюжие воины Первой Когорты прижали кулаки к сердцу.

Кэлен повернулась к командующему Фистеру, выбежавшему из рядов своих воинов.

– Мать-Исповедница, что…

– Охраняйте комнату. Никто, кроме Первой Когорты, не должен туда входить, даже прислуга. Охраняйте крепость до моего возвращения.

Он кивнул.

– Будет сделано, Мать-Исповедница.

– Кэлен, что происходит? – едва слышно спросила Никки.

Кэлен покосилась на Охотника, сидящего на опушке темного леса. Затем подняла взгляд к виднеющимся за деревьями далеким горам, похожим на серых призраков, плавающих в туманном свете. Где-то в этих горах был проход, ведущий мимо жилища ведьмы.

– Я должна найти Красную, ведьму, – снова сказала Кэлен.

Никки поглядела на горы.

– Зачем тебе ведьма? Почему именно сейчас?

Взгляд Кэлен встретился со взглядом голубых глаз Никки.

– Ведьмы умеют смотреть в поток времени. Они могут видеть события.

– Они, конечно, могут время от времени создавать такую видимость, – согласилась Никки, – как и гадалки. За серебряную монету наговорят примерно то, что тебе хочется слышать.

Быстрый переход