Загрузка...
Изменить размер шрифта - +
Джерри был моложе ее, обладал классической внешностью альфонса и не имел за душой ничего, что решающим образом отличало его от жены — весьма состоятельной особы, но отнюдь не привлекательной. И хотя Элизабет притворялась абсолютно счастливой, Патрисия была убеждена в обратном.

Другим немаловажным аргументом, говорившим в пользу решения Патрисии выйти замуж за Керисдолла, было, как она считала, то, что он согласился иметь раздельные спальни. По его словам, у него нет больших сексуальных запросов. Правда, он признался, что на протяжении последних нескольких лет встречается с одной женщиной, регулярно навещает ее, но любви между ними нет, и после помолвки он прекратит свои визиты.

Такое будущее вполне устраивало Патрисию, согласную иметь мужа, почти безразличного к грешным любовным забавам, без которых можно спокойно обойтись. Все, к чему она стремилась в браке, так это — спокойная жизнь. И меньше всего ей хотелось болезненных потрясений и эмоционального стресса. А встреча с Баркером сулила и то, и другое…

— Вечеринка, которую устраивает сегодня вечером моя сестра, — услышала она опять голос Питера, — своего рода жест примирения с тобой. Ты обязана быть, — добавил он приказным тоном. — Несмотря ни на что.

Патрисия изучающе посмотрела на жениха. Он сидел в большом кресле, расслабленно откинувшись назад, властный мужчина, сигара зажата в уголке рта. Его нельзя было назвать красивым: совершенно лысая голова, лошадиное лицо, тонкий, длинный нос, светло-серые глаза смотрели пронзительно. От уголков губ вниз к подбородку пролегли глубокие морщины.

Но, несмотря на суровость его черт и холодный взгляд, Питер притягивал к себе людей. Возможно, это было связано с той властью и богатством, которыми он обладал. Патрисии нравился его волевой и решительный характер. На такого человека можно было положиться в любой ситуации.

— Ты действительно не можешь не пойти, дорогая, — увещевал он. — Почему все-таки тебя так угнетает встреча с Баркером? Почему ты называешься его гнусным негодяем?

Сигара переместилась в другой угол рта. Жених смотрел прямо в глаза, ожидая ответа, Патрисия хранила молчание: она словно застыла в кресле, глядя на пляшущие языки пламени в камине, но на самом деле не замечала ничего.

— Вы были любовниками? — спросил он.

— Нет! — с жаром воскликнула она, бросив на него испытующий взгляд.

— Кричать совсем не обязательно. Я не жду, что ты девственница в свои двадцать пять лет.

К изумлению обоих, Патрисия покраснела. Она давно хотела сообщить Питеру эту пикантную подробность и все ждала подходящего момента, но таковой до сих пор не представлялся.

— Боже правый, — пробормотал он, — неужели я ошибся? Почему ты не сказала мне об этом раньше?

— Что это меняет? — Она слабо улыбнулась. — Мне казалось, что люди твоего поколения предпочитают, чтобы их невесты были целомудренны в первую брачную ночь. Я считала… я думала, тебе будет приятно.

— Честно говоря, я больше удивлен, чем польщен. Ты красивая девушка и однажды уже была помолвлена, так ведь? С человеком… не моего поколения. Мне всегда казалось, что большинство обрученных после помолвки спят вместе.

— Да, но не я, — горячо возразила Патрисия. Ее уязвило, что Питер нашел что-то предосудительное в ее девственности. — Мы познакомились с Майклом Бином после автомобильной аварии, в которую он попал. Когда мы объявили о помолвке, ему надо было еще подлечиться, обрести нормальную форму Я предложила хотя бы месяц подождать, он согласился. И даже сказал, что это привнесет в нашу свадьбу особую изюминку.

Слезы навернулись ей на глаза, когда она вспомнила, как Майкл произнес это, а затем тепло и понимающе поцеловал ее.

Загрузка...
Быстрый переход