Загрузка...
Изменить размер шрифта - +

Джекс огляделась.

— Давай попробуем.

Они вместе принялись стаскивать трупы в круг, сваливая их друг на друга. Белый песок стал алым, обильно напитавшись кровью, что сочилась из мертвецов. Поверх всей кучи они бок о бок выложили тела Раделла Каина и Седрика Вендиса, чтобы людям на той стороне было на что посмотреть.

Смочив подушечку большого пальца собственной кровью из раны на левой руке, Алекс затер ненужное дерево и после этого вставил лезвие кинжала в щель.

По пещере поплыл могучий гул, над песком вспыхнул свет, окутав гору трупов звездочками искр, и тела в мгновение ока исчезли. Никакой ряби в воздухе, танцующих огненных спиралей и прочих чудес. Лежали на земле трупы, и их не стало. Песок снова был безупречно бел.

Молодые люди оглядели друг друга. Чужая кровь пропала. На одежде, руках и лицах осталась только своя.

Внезапно оказавшись наедине, они секунду смотрели глаза в глаза, затем шагнули навстречу и обнялись, даря друг другу поцелуй, наполненный радостью и облегчением.

Усевшись на песке в лучах мягкого солнечного света, что лился сквозь пролом в своде пещеры, Джекс сказала:

— Ты и впрямь Александр — защитник людей. Оправдываешь собственное имя…

Они еще молча посидели обнявшись, впитывая тишину и покой.

— Я знаю, о чем ты думаешь, — наконец промолвил он.

Джекс, прислонившая голову к его плечу, вскинула глаза.

— Уверен?

Алекс печально кивнул.

— Ты думаешь, что твоя роль еще не сыграна до конца. И что ты сама — защитница своего народа.

Одинокая слеза скатилась по щеке Джекс. Девушка сглотнула и отвела взгляд.

— Я бы не влюбился в тебя, если бы ты была человеком, готовым махнуть рукой на соплеменников, не дав им шанса хотя бы чуть-чуть приспособиться к самостоятельной жизни.

К ней вернулась улыбка:

— Ты правда так думаешь?

— Не-а… — прошептал он.

— Но все же понимаешь, почему я должна…

Он кивнул, еле находя силы для ответа.

— Пусть даже у меня разорвется сердце после твоего ухода, я знаю, что не имею права останавливать тебя.

Потеревшись лицом о плечо Алекса, она накрыла его щеку ладонью.

— Это ненадолго. Обещаю. — У нее задрожали губы, и девушка поспешила сморгнуть слезы. — Вернуться надо — я не могу упускать шанс, который ты только что нам подарил. Ты спас наш мир, но только в том случае, если мы будем действовать без проволочек. Я должна многое организовать, чтобы нам удалось нанести удар в самый подходящий момент.

— Я знаю. — Алекс отвернулся, не в силах больше этого выносить.

Джекс протянула руку, заставляя его взглянуть в лицо.

— Обещаю: я вернусь, как только смогу. Отныне моя жизнь стала твоей. Даже если меня нет рядом, я все равно твоя. Отныне и вовеки.

Слезы струились по щекам Алекса, пока он целовал и целовал ее, желая, чтобы эта минута никогда не кончалась.

 

62

 

Алекс в одиночестве брел по лесу, где с недавних пор был хозяином. Слезы смешивались с водой тихого дождя, словно само небо хотело сочувственно коснуться его лица.

Все, что случилось — да и случилось ли? — казалось нереальным, сюрреалистичным…

Он влюбился в женщину из параллельного пространства. Участвовал в войне миров. И заодно спас родную планету из лап убийц, готовых тысячами умерщвлять невинных людей.

Уж не бред ли?..

Алекс шмыгнул носом, вытер лицо обшлагом куртки и посмотрел на свинцовое небо, проглядывавшее в прорехах лесного полога. Где-то там — мир Джекс…

И она там ходит, чем-то занимается.

Причем даже неясно, где именно находится это «где-то».

Быстрый переход