Изменить размер шрифта - +

– …А что если я все расскажу твоему отцу?

– Ты не расскажешь. Я знаю. Чед, скажи, ты любишь меня?

– Зачем ты спрашиваешь? Ты же сама прекрасно знаешь, что я ради тебя готов на все.

– Ну, тогда помоги мне. Если же ты мне откажешь, я все равно это сделаю… только по-настоящему.

Чед молча разворачивается, открывает дверь и уходит из моего дома.

 

– Надеюсь, этого тебе хватит?

– Хватит. Спасибо, – улыбаюсь я.

– Глория, что же ты со мной делаешь? Из-за тебя я могу в психушку попасть, – мы смеемся. – Я даже теперь не знаю, как буду вести себя на твоих «похоронах».

– Чед, пообещай мне, что ты никому ничего не расскажешь.

– Обещаю. А ты обещай, что будешь звонить мне, хоть изредка.

– Обещаю, – я снова его обнимаю и целую в щеку.

Разворачиваюсь и иду к машине. Еще несколько раз оборачиваюсь, чтобы посмотреть на Чеда. Замечаю, как по его покрасневшим щекам стекают слезы. И я чувствую, что еще немного и сама разрыдаюсь. Нет, я не могу себе этого позволить. Я быстро залезаю в автомобиль, и мы трогаемся с места.

Ну что ж, Глория Макфин, добро пожаловать в новую жизнь. Теперь у тебя точно все будет по-другому.

Я уезжаю в неизвестность. Мне так долго придется привыкать к новой другой жизни. Не так-то просто расстаться со своим прошлым.

Как там говорится, начать все с чистого листа? Ну что ж, я так и сделаю.

– Ты уже придумала себе новое имя? Я улыбаюсь.

 

Дэвид сидит на диване, держа фотографию Глории в руках. Казалось бы, прошло уже столько дней, но боль от потери никак не покинет его.

– Дэвид… – Нэнси подходит к нему и обнимает его за плечи.

– Перестань терзать себя…

– Она отомстила мне… и она выбрала такой жестокий способ мести…

– Дэвид, рано или поздно ты должен отпустить ее… Знаешь, может быть, это не вовремя, но я должна тебе кое-что сказать.

– Что?..

– …Я беременна.

– Ты серьезно?

– Ну, разве я могу шутить в такой момент?

От радости Дэвид начал плакать. Взрослый мужчина плачет, словно ребенок. Он обнимает Нэнси.

– Мы справимся… и будем жить дальше, – говорит Нэнси.

 

– Как это ужасно, Адам. Мы даже не смогли, как следует, попрощаться с ней. Под нами пустой гроб, а ее тело неизвестно где. Это же ненормально.

– Тез…

– Я не плачу, не плачу. Просто я никогда, наверное, не смирюсь с ее смертью.

– Я знала, что вы здесь.

Адам и Тезер оборачиваются и видят перед собой Корнелию.

– Мы почти каждый день сюда приходим, – говорит Адам.

– А я здесь последний раз.

– Почему последний? – спрашивает Тезер.

– Мы с Максом уезжаем в Италию. Хотим там отыграть свадьбу и начать новую жизнь.

– Это очень здорово, – говорит Тезер.

– Корнелия, а почему матери Глории не было на похоронах?

– Да она еще и не знает о ее смерти. После развода с Дэвидом она и ее новый возлюбленный уехали в Калифорнию. Мы с Дэвидом договорились ей пока ничего не говорить. Она еще не готова узнать такое.

Тезер достает из своей сумочки дневник Глории, который она прочла от корки до корки, и кладет его возле памятника.

– Покойся с миром, моя девочка.

Быстрый переход