Изменить размер шрифта - +
Остановился у открытой могилы, склонил голову, долго смотрел на опущенный в яму гроб и медленно, торжественно перекрестил его – священным косым крестом верующих в Спасителя. Несколько раз моргнул, словно сдерживая готовые вот‑вот прорваться слезы. Медленно нагнулся, зачерпнул горсть истерзанной огнем земли – в его ладони она тотчас рассыпалась мягкими крошками, словно хлебный мякиш, – и бросил вниз, в могилу.

А потом так же медленно пошел прочь.

– Он… – оторопело пробормотал гигант, – он…

– Он не станет ничего тут делать. Он благословил Мерлина и его последний подвиг. – Худощавый низко опустил голову.

Они долго смотрели вслед серому страннику, пока тот не скрылся за гребнем впадины.

В два заступа великан и его товарищ быстро забросали могилу.

– Надо бы поставить… – начал было великан.

– Нет, – покачал головой худощавый. – Знаю, о чем ты думаешь, брат. Нет. Просто косой крест.

– Хорошо, – вздохнул черноволосый. Они стояли, опершись на заступы, словно два простых усталых могильщика, весь день копавшие могилы на городском погосте.

– Кстати, не могу удержаться, – поднял голову худощавый. – Это ведь ты заточил Мерлина? Зачем, хотел бы я знать?

– Я? Заточил? – искренне изумился великан. – Ты что, брат? И в мыслях такого никогда не держал! Собственно говоря, сам только что собирался спросить тебя об этом!

И они с одинаковым невысказанным вопросом изумленно уставились друг на друга.

А в самом деле, кто же?..

 

КОНЕЦ

Быстрый переход