Изменить размер шрифта - +

— Эй, у кого там очко сыграло?! — крикнул Уильямс. — Привести себя в порядок!

В ответ донеслось смущенное бормотание.

— Глубина пять семьдесят пять, — безмятежным тоном доложил Бэттл.

— Сможете удержать ее на этой отметке?

— Отчего же не удержать, сэр? Удержим.

Брент услышал, как Уильямс пробормотал:

— Этого парня я представлю к награде.

По отсеку пронесся общий вздох облегчения: подводники переглядывались как осужденные на казнь, которым в последний миг сообщили о помиловании. И спасением они были обязаны двоим: энсину Бэттлу и старшине второй статьи Фукумото, которые действовали стремительно и по собственному разумению. Теперь можно будет отсидеться на глубине. Вспыхнул свет.

— Право на борт, средний ход. Больше вправо! Держать один-восемь-ноль! Акустик, включите-ка…

Сквозь удаляющийся шум винтов пробивались другие звуки — это тонул авианосец: гудела вода, посвистывал вытесняемый ею воздух, лопались и ломались переборки. Бренту показалось даже, что он слышит пронзительные вопли гибнущих людей. Возможно ли это? Доходят ли до него отчаянные крики тех, кто бьется в затопленных отсеках, умирая лютой смертью — той самой, которую он мысленно уже примерял на себя? Он старался не слышать этого, отвлечься на что-нибудь. Однако это было невозможно. На «Блэкфине» стояла мертвая тишина: подводники как по команде уставились в свои приборы.

— Идет ко дну, — нарушил молчание Уильямс. — А до него — шесть тысяч футов.

Миноносцы еще порыскали вокруг — явно для очистки совести — и отвернули к северу. Леденящие кровь звуки наконец стихли: агония авианосца прекратилась.

Старший механик Данлэп доложил о том, что лопасть винта погнута, вал искорежен, опорный подшипник руля сгорел. В море, на ходу, ремонт невозможен. У одного из мотористов — сотрясение мозга, у другого сломана рука. На поверхности лодка сможет делать не больше восемнадцати узлов и только шесть — в погруженном состоянии. Уильямс повернул к северу.

И наконец, проведя шестнадцать часов под водой, после тщательного поиска радарами и обзора в перископы, «Блэкфин» осторожно вынырнул, всплыл на белый свет. Когда Брент отдраил люк, свежий воздух ударил ему в голову, как залпом выпитый бокал ледяного шампанского. Стоя на мостике рядом с Уильямсом, он оглядывал безмятежную океанскую гладь, покрытую следами недавней катастрофы — вокруг кормы, насколько хватало глаза, плавали каски, обломки деревянной обшивки и настила, пустые баки из-под горючего, крыло от Ju-87, бутылки, бочки.

— Шансы уравнены, — пробормотал Уильямс. — Смотри! — Он вытянул палец. — Люди!

Брент подкрутил колесико бинокля и увидел спасательный плот, на котором теснились уцелевшие моряки с авианосца. Те, кому места не хватило, плыли рядом, вцепившись в его края.

— Подберем?

— Еще чего. — Уильямс махнул рукой в сторону юго-востока. — Пусть плывут в Томонуто. Погода хорошая, а морские ванны освежают.

Оверстрит и впередсмотрящие прыснули.

— Радио на «Йонагу», — приказал Уильямс. — Потоплен один авианосец, ударное соединение в составе крейсера и пяти эсминцев ушло курсом на Томонуто, скорость неизвестна. «Блэкфин» поврежден. Следуем в Токийский залив.

— Передать ТАКАМО?

— Да.

— Шифровать?

— Не обязательно. Весь мир и так знает, где мы и чем были заняты. Передай стандартным кодом — так будет быстрей.

Брент по переговорному устройству продиктовал Симпсону текст радиограммы и через минуту получил доклад о том, что радио ушло и прием подтвержден.

Быстрый переход